Философия Духовной военной мысли. Том 1
Владимир Яковлевич Дудко

1 2 3 4 5 >>
Философия Духовной военной мысли
Владимир Яковлевич Дудко

Столкнувшись с современным либеральным гуманизмом и пацифизмом, ощущая жар преисподней современной военной угрозы для русского народа, считаю наиболее актуальным предохранить государственный организм от патологического явления, именуемого войной, стимулировать осмысленный патриотизм, способный уничтожить заразу пацифизма. Идеалы большевизма обошлись России дороже всех предыдущих завоевателей. Ими пролито не меньше крови, чем ордами захватчиков. Духовность – в самом общем смысле – совокупность проявлений праведного духа в мире и человеке. В рамках такого подхода проекция духовности в индивидуальное сознание называется совестью. Укрепление духовности военной мысли осуществляется в процессе культурного воспитания общества и передаётся из поколения в поколение. Дух, внутренний мир, разум, совесть, идеология, просвещение, нравственность, искусство, ценности, традиции, любовь – слагаемые философии духовной военной мысли.

Владимир Дудко

Философия Духовной военной мысли

ДУХОВНОСТЬ – ВЫСШАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДУШИ ВОИНА.

Москва 2021

Война – продолжение политики за власть денег

Политические религии своей

естественной целью считают власть.

От автора.

Философия православной духовной мысли формируется как Духовность – высшая деятельность души, устремлённость к стяжанию Духа Святого, безгрешности, моральному совершенству, преображению души. Духовность, как сверхъестественность, как часть каждодневных переживаний, как образ души и её духовный склад.

«Рационализм и материализм большевиков засорили русскую военную мысль… Духовность, а вслед за духовностью и дух представителей русской военной школы… угашены». А. Керсновский.

Пора и нам сегодня анализ явления войны вести с точки зрения «критерия высшего порядка – критерия духовной ценности» (с.33). Это и есть те важнейшие философские проблемы, которые утрачены в современной философии военной мысли. Исследуя проблемы войны и мира, размышляя о соотношении политики и стратегии, давайте руководствоваться мыслью, что нет более высокой цели, как «на земли мир, в человецех благоволение», и особо следует подчеркнуть, что Войну ведут не для того, чтобы убивать, а для того, чтобы побеждать. Немедленной целью войны является победа, конечной – мир, восстановление гармонии, являющейся естественным состоянием человеческого общества.

Столкнувшись с современным либеральным гуманизмом и пацифизмом, ощущая жар преисподней современной военной угрозы для русского народа, считаю наиболее актуальным предохранить государственный организм от патологического явления, именуемого войной, стимулировать осмысленный патриотизм, способный уничтожить заразу пацифизма. Идеалы большевизма обошлись России дороже всех предыдущих завоевателей. Ими пролито не меньше крови, чем ордами захватчиков.

Духовность – в самом общем смысле – совокупность проявлений праведного духа в мире и человеке. В рамках такого подхода проекция духовности в индивидуальное сознание называется совестью. Укрепление духовности военной мысли осуществляется в процессе культурного воспитания общества и передаётся из поколения в поколение. Дух, внутренний мир, разум, совесть, идеология, просвещение, нравственность, искусство, ценности, традиции, любовь – слагаемые философии духовной военной мысли.

Для России Война неразрывно связана с её историческим путём. Расположенная на границе Европы и Азии, самодостаточная Россия большую часть своего исторического пути провела в войнах против захватчиков, как с Востока, так и с Запада. Нужен духовный мир на земле Великой славяно-арийской Тартарии, России.

Сегодня востребована и с трудом восстанавливается практически утраченная философия Духовной военной мысли в Российской армии и на Флоте. К сожалению, стараясь «блеснуть эрудицией», в научных поисках россиян чаще упоминаются военные теоретики и философы прежде всего зарубежных стран, выжимая из поля нашего зрения отечественных философов и военных теоретиков. Недопустимо, если самый непобедимый в мировой истории полководец, а для нас – русский теоретик и философ, Александр Васильевич Суворов предан забвению. По меньшей мере, странно, когда флотоводец и новатор новейшей морской тактики и стратегии святой Фёдор Фёдорович Ушаков забыт. Имена наших полководцев и мыслителей, имена русских военных теоретиков и философов на слуху должны быть не меньше, чем имена Сунь-Цзы, Карла фон Клаузевица, Хельмута фон Мольтке, Эрнста Юнгера, адм. Мэхэна и многих иных западных и восточных военных философов и теоретиков.

Современное перевооружение армии и флота, военная реформа невозможны без духовного, интеллектуального и философского переосмысления русской духовной военной философии, её роли в истории и в войне, которая насчитывает более чем многотысячелетнюю историю. Русская военная мысль дала миру таких выдающихся военных философов и теоретиков – Владимира Мономаха, Петра Великого, А. В. Суворова, М. В. Драгомирова, П. Н. Краснова, А. А. Керсновского, Б. А. Штейфона, Ф. Ф. Ушакова, Корнилова, С. О. Макарова, Н. Г. Кузнецова, Г. К. Жукова, С. Г. Горшкова… Изучению взглядов русской военной философии и русских философов и теоретиков на войну, военное искусство, на основные его моменты и противоречия войны, расширения круга познания, которые усилиями партийных догматиков были уничтожены, требуется иной подход и время. Теряя духовность, военная мысль докатилась до безнравственной Первой мировой войны 1914 года в погоне за наживой и до страшной братоубийственной гражданской войны 1918 года, порождённой революцией и начатой большевиками, ввергла мир во мрак Второй мировой войны с её губительными для мира последствиями. Хотелось бы коснутся как традиционных взглядов на подготовку и ведение войны, так и менее известных и оригинальных современных авторов военных и невоенных русских философов, полководцев и теоретиков. Я только попытаюсь направить внимание на современную трансформацию русской духовной военной мысли, сделать попытку проследить основное направление русской философской мысли о войне в контексте возрождения духовной силы государства, начиная с первой половины XX века.

Начну с того, что всякий раз, по сложившейся в стране традиции, отдельные полуграмотные в военном деле лидеры и вожди, выросшие из ярмарочной демократии России и СССР, либо прежние, из лубочного дворянства, в случае военных неудач начинают винить командиров разного уровня за ошибки в решениях, принимаемых огромной ценой. Вспомним Первую мировую, Вторую, 90-е прошлого века и др. Если таким же образом подавлять военную мысль – «Ум национально мыслящий» – значит, совсем убить профессию «Родину защищать». Войны – такая же часть развития общества, как и иные эволюции, присущие обществу. Военная мысль – первое, что предшествует войне и ведению войны, философия духовной военной мысли – древнейшая философия мира. Духовная философия военной мысли – первооснова.

Военный учёный так и называется: доктор Военных наук, доктор военной мысли, мысли, рождённой философией войны. Сущность такой философии – познание мира и войны. Философия Духовной Военной мысли – система взглядов общества на сосуществование войны и мира, осмысленный поиск пути к его тому или иному продолжению сосуществования в духовном государстве.

Защита русского государства представляет высшие социальные и духовные ценности, даёт ответы на «проклятые вопросы» в многовековом отечественном опыте. Нам нужно найти и вернуть основы русского военного искусства в России: самобытность, приоритет духа и качества, религиозность и национальную гордость, сознательное отношение к делу, инициативу «снизу» и её поддержку «сверху», коллективное, братское, просвещённое и православное. В этом «ренессансе» увидеть необходимейшее условие воссоздания нашей Духовной государственной мощи, Морской мощи как одной из первооснов существования Духовного государства. Вариантов ведения войн – сотни тысяч, а число их комбинаций бесконечно. Выделим Законы войны на море, они коренным образом отличаются от сухопутной войны, от простых законов физики, которые сегодня преобладают в разработке тактики и стратегии. Законы войны на море имеют первооснову для обеспечения безопасности государства, как инструмент предотвращения войны на собственной территории и пресечения любой агрессии в зачатке её государства. Реализация Духовной морской военной мысли благоприятствует развитию военной стратегической мысли, приобретает особый духовный смысл развития морской стратегии. Духовная военная мысль реализуется в войне, как гений стратега, удаляясь от существующей графической тактики, которая в большинстве сводится к основам графического маневрирования и реализации технических условий применения оружия, а в стратегии же – к очерчиванию границ применения вооружённых сил. Вместо этого требуется возвращение утраченного военного философского наследства тысячелетней Руси, пронизанного войнами, в том числе и на море.

Вопрос исторического пути России, её места в мире цивилизационных и духовных задач не терял своей актуальности никогда. Кто мы, и куда мы движемся, где наше место в этом мире, в чём неповторимость русской цивилизации, каковы её задачи и цели? Об этом и многом другом я хочу сказать здесь, в этих записках, сказать о России, как о духовном государстве, имея в виду разные Веры, но направленные на духовное совершенствование человека, в отличие от иных, наиболее агрессивных европейских «статусных» государств, образованных силой оружия и принуждения.

В первой половине XIX века авторитарный военный теоретик Карл фон Клаузевиц утверждал, что «война есть продолжение политики, только другими, насильственными средствами». Это определение, ставшее классическим, как нельзя лучше характеризует западноевропейское понимание войны статусного государства, главной целью которой является достижение политико-экономического господства (колонизация и власть денег), а средством выступает физическое насилие. Именно Клаузевиц, владевший умами западноевропейских военных, выдвинул теорию «интегральной войны» – на уничтожение. На практике такое варварское понимание войны сводится к истреблению противника, к полному порабощению и уничтожению побеждённой нации. Это почерк сатаны.

В годы Второй мировой войны наследники Клаузевица зверствовали на оккупированных территориях: массовые изуверские убийства мирного населения, медицинские эксперименты над людьми, использование пятой колонны для морального разложения страны противника, экономическое разорение территорий, уничтожение культурных ценностей и т. д. Приверженцев Клаузевица даже победа СССР и гуманная Советская армия ничему не научили. Не избавили европейцев от их человеконенавистнической идеологии, осуждённой мировым сообществом и Нюрнбергским процессом, как фашизм и нацизм. Сегодня нацизм они стыдливо заменяют словом «русофобия».

Основные системообразующие принципы понимания и ведения войны, данные Клаузевицом, а именно обретение политического господства и экономическое ограбление побеждённых стран, продолжают активно использовать государства Запада, даже не прикрывающие свою агрессию и колонизацию России лицемерными заявлениями о борьбе за попранные демократические ценности, которые они сами и попирают. Вся философия Клаузевица в том, что быть сильным – это добро, а быть слабым – зло. И дальше, развивая эту мысль, статусные государства приходят к выводу: сильным быть приятно потому, что это выгодно, а слабым быть неприятно, так как это невыгодно, не приносит прибыли. «Деньги – главная движущая сила войны» – это в размышлениях о войне западноевропейских мыслителей фигурирует в качестве основных категорий политики, католицизма и экономики, которые соответственно рассматриваются сквозь призму слова «выгода». Философия секулярного, рационалистического сознания «статусного государства» сосредоточена на достижении материальных благ, но при этом совершенно игнорируется духовная составляющая войны, как гуманные принципы, присущие России, как Духовному государству.

Секулярные, или вековые, колебания в небесной механике позволяют в этом смысле говорить о комплексном подъёме кривой цивилизационного прогресса, хотя движение это не было чётко размеренным, поскольку кривая подъёма проявляет многочисленные секулярные колебания, вызванные множеством различных факторов, среди которых наиболее значительную роль играют особенно большие войны.

Без этого любая война превращается в агрессивную и несправедливую и, как следствие, порождает новые кровопролитные войны и конфликты. Пора настоятельно и необходимо нам отречься от западных военных доктрин и стратегий, навязанных нам в 19 и 20 веке, и обратиться к святоотеческому учению, в котором дано универсальное осмысление духовно-нравственного аспекта войны Духовного государства, основанного Богом.

В русской философской мысли Война рассматривается, как великое бедствие, являющееся следствием человеческого грехопадения, в результате которого в мир вошло зло. Святой Иоанн Златоуст считал (http://www.pravoslavie.ru/jurnal/1349.htm) что «войны произрастают от корня грехов». Сам Господь Иисус Христос утверждал, что войны будут сопровождать человечество на протяжении всей земной истории: «Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это ещё не конец». (Мф. 24:6). Война, таким образом, предстаёт неизбежной, пока существует падший мир.

Войны преподобный Исидор Пелусиот классифицировал, как справедливые и несправедливые. В творениях святого мы читаем: «Войны воспламеняются больше всего ради приобретения чужой собственности. Но не должно обвинять всех ведущих войну; положивших начало или нанесению обиды, или хищению справедливо называть губительными демонами; отмщающих же умеренно не надлежит и укорять как несправедливо поступающих, потому что делают дело законное». По мнению Пелусиота, оправданной и законной является только оборонительная война, понимаемая, как вынужденная необходимость силой оружия противостоять злу. То есть святой признавал возможным и необходимым для христианина брать в руки оружие для борьбы с вражеской агрессией, в том числе и для пресечения даже попыток начала войны другой стороной.

В связи с этим, немаловажной являлась проблема интерпретации шестой заповеди «Не убий», которую ловко используют пацифисты для доказательства того, что христианство негативно относится к воинской службе и якобы запрещает христианам воевать. Нет, не запрещает не только обороняться, но и нападать, предотвращая грехопадение и братоубийство. В Православной Церкви ещё в древности осознавали опасность подобных интерпретаций и дали соответствующее толкование шестой заповеди, которым и должны руководствоваться православные. Такого же мнения придерживается и А. Байдуков: «Считать войну недопустимой никогда и ни в каком случае, ссылаясь на заповедь "Не убий", нельзя, поскольку такое отрицание будет противоречить Священному Писанию. Бог дал Моисею не только заповедь "Не убий". Он дал ему также и наставление о том, как вести войну, чтобы победить врагов». (См.: Исход. 21, 22).

Сегодня православный мир раздирают противоречия, оставшиеся после насильственного атеизма и одновременно от безудержного наступления на христьянство. «Змии, порождения ехиднины! Как убежите вы от осуждения в геенну?» (от Матфея 23:33).

Вечные заповеди Библии бессмертны, они не принадлежит ни одному народу, а только Богу. Библия пронизана основной, центральной идеей всех богодухновенных библейских писаний, как и иных религий, идей, вокруг которых сосредоточиваются все остальные, сообщают им значение и силу, и вне которой были бы немыслимы единство и красота Веры. Учение о Мессии, Иисусе Христе, Сыне Божием, Аллахе, Будде… и духовные скрепы – заветы человечеству.

***

Содержание этой книги представляет посильную и потому скромную лепту в наше общее дело – развитие нашей национальной русской духовной философии военной мысли, возрождение духа и личности полководца, а отсюда – тактики, стратегии, а тем самым – и военной доктрины, составляющей одно нераздельное целое с национальной политикой, одну из многочисленных её граней.

Упуская главное, многие в религии понимают что-то своё… Но если духовность для человека приобретёт ежедневный духовный труд, то это будет путь к высшей цели и смысл существования. Эта книга адресована тем, кто воспринимает свою жизнь, как путь к Свету, а религию, как средство, необходимое для продвижения по этому пути. Этот путь для тех, кто готов увидеть этот мир таким, какой он есть, а не каким он видится человеку во сне собственного внушаемого ему Эгоизма.

Конечно же, перед вами не инструкция одна для всех, кто устал или отчаялся рассуждать о том, существует ли Бог, что есть жизнь, и что есть смерть, и решил, наконец, ответить на эти и подобные вопросы самостоятельно, получив личный опыт. Это книга больше о том, как, проникая в духовную сущность высшего мира, осознавая квантовую информационную реальность, в которой живёт человек, идти к Свету, Богу, а не падать в тьму, навязываемую Эгоизмом общества, управляемого страстью к власти и богатству, ввергая человека в грех.

Берясь за богоугодное дело, не надо сомневаться, бесконечно взвешивая все «за» и «против», просто делай – и однажды тебе откроется. Я бы предложил прочитать эту книгу не только тем, к кому я обращаюсь, но и всем, кого интересует будущее его детей, его народа и Веры, а также внутренние мотивы и духовная жизнь каждого из нас. Исторические события и поступки отдельных личностей здесь рассматриваются и трактуются не с общепринятой точки зрения чередования экономических и социальных циклов процессов и потрясений, создаваемых руками человеческими, потрясёнными безбожием и Эгоизмом бездуховного алчного пространства. Смотреть на происходящее нужно исходя из того, КТО управляет человеческими помыслами и, соответственно, действиями конкретных людей или даже целых народов, людских сообществ, независимо от их возраста, национальности, вероисповедания, политического веса, убеждений и прочих внешних признаков.

Попробуйте среди цитат из научной, святоотеческой и художественной литературы, множества искренних личных примеров и историй, удивительных и остроумных притч, эссе и просто мыслей найти для себя то, что ни на что, ни на кого не похоже. Найти то, что открывает огромные возможности для осмысления и практики и демонстрирует, какой гигантский труд, интеллектуальный и духовный, скрывается за духовным миром наших предков. Если вы найдёте по прочтении ответы на главные жизненные вопросы и готовы открыть свой ум и сердце тому, кто их уже нашёл, вы обретёте надежду и свет!

Каждому воину, вставшему на защиту духовной Родины, откроются иные возможности, иные стратегии и тактики, не являющиеся догмой и не очерченные только графикой и формулами, описывающими физические законы. Духовные законы нельзя описать математической моделью и просчитать даже на самом мощном процессоре. В законах войны правил ровно столько же, сколько исключений, а исключения столь значительны, что имеют свои собственные правила. Любой командир корабля знает, что побеждать можно как демонстрацией флага, так и силы, как угрозой применения оружия, так и его применением. А угрозу применения оружия реализовать как удар, а удар – как бой, организованный оперативным искусством в интересах стратегии, определённой Духовной Доктриной государства, нацеленной на защиту этого государства.

Но все эти элементы войны могут иметь сегодня стёртую или абсолютно «немую» «клиническую» картину. Законы современной морской войны нельзя загнать в рамки компьютерных программ и типовых протоколов. Сегодня война на море – область знаний, в которой, к сожалению, закономерности принятого «диагноза» беспардонно попираются нетипичными качествами политики и условиями их оценки некомпетентными людьми. Либо преднамеренными «ошибками» руководителей – «экспертов» военного искусства, ведущих к столкновениям и/или опасным приёмам ведения войны, не понимающих, что исход боя часто непредсказуем, даже, казалось бы, в типичных обстоятельствах.

Мы храним наследие Суворова, Ушакова, но, к сожалению, русская военная мысль после их смерти вдохновлялась исключительно навязанными нам иностранными образцами войн. И сегодня мы догоняем в гибридной войне, не успевая и не предвидя (не понимая) движущие силы этой войны. Поэтому работу Главного штаба ВМФ можно уподобить работе машины, поставленной на холостой ход. Мы сеем семена, которые дают урожай на земле, а на морских просторах не всходит ничего. Суворова мы поняли ещё меньше, чем Наполеона французы. Ушакова забыли. Его «Науку Побеждать» мы читали глазами, а не духовными очами – весь её неизречённый духовный смысл остался для нас сокровенным. Умами русских насильно и всецело овладел величайший из варваров – Клаузевиц, его рационалистические теории совершенно заслонили дух православной русской культуры, создавшей непревзойдённую Науку Побеждать. Увлекаясь иностранщиной, мы недооценили Ушакова и русских гениальных адмиралов, скатившись на море к колониальной теории контр-адмирала Альфреда Мэхэна – основоположника теории «морского могущества» – и к другим правовестникам геополитики типа Ф. Ратцеля. Идеи А. Мэхэна лежат в основе англосаксонской геополитической традиции и приняты всеми геополитическими школами запада, как фундаментальные концептуальные установки. Его учение продолжено и в книге выдающегося советского военноначальника Адмирала флота С. Г. Горшкова «Морская мощь государства» благодаря жёстким идеологическим и социальным рамкам пролетарской военной науки. «Суздальское Учреждение» А. Суворова до нас не дошло, «Наука Побеждать» дошла лишь чудом. Мы не увидели и не видим величайший синтетический ум Румянцева. Сочинения его – «Примечания военныя и политическия» и «Мысли об устройстве воинской части» – так и не были никогда изданы. Они, должно быть, уже совершенно истлели (если только вообще не погибли) в киевском архиве, куда их свалили «россияне».

Наследие Ф. Ф. Ушакова, этого творение наиболее всестороннего военно-морского и государственного русского гения, осталось совершенно неиспользованным. После революции мы почему-то с благоговением переводили и тщательно изучали всякую макулатуру, которая просто имела иностранное клеймо, особенно же штемпель германского «большого генерального штаба». Для того, чтобы создать своё новое, нужно очистить дух свой от скверны, создать храм философии военной мысли, заключив всё в Идеи Генерального морского штаба.

Итак: Человеческие мысли, ценности и правила поведения всегда находились в сильной зависимости от языка и господствующих воззрений на устройство Мира и Вселенной. Пользуясь наукой войны на чужом языке, её нужно адаптировать к русской духовной мысли, иначе она может встать, как «кость в горле». С появлением квантовой механики, теории относительности, неевклидовой геометрии, неаристотелевской логики и общей семантики научное миропонимание сделало гигантский шаг вперёд. Но военное человеческое мышление до сих пор остаётся глубоко укоренённым в средневековой космологии. «Квантовая психология» заставляет нас по-иному, на уровне XXI века, воспринимать самих себя и Вселенную. Одни критики, не понявшие этот посыл, называли её материалистической, другие – мистической. На самом деле она предлагает путь выхода за пределы этой извечной человеческой полярности. Её авторы, в том числе и русские, известные современные писатели, философы и публицисты дают нам такую возможность.

Итак. Первое. Духовная Философия военной мысли должна обеспечить настолько разностороннюю военную мысль, насколько та позволит прогнозировать события с наибольшей вероятностью. Ста процентов точности не бывает никогда. Поэтому обращаю внимание, что в современной морской войне и нашем с вами продвинутом мире ни суперкомпьютер, ни японский робот, ни мегаядерный арсенал не решат задачи и не сформулируют замысел без участия человеческого гения, его духовного потенциала, мировоззренческой позиции в оценке обстановки, установления диагноза войны. Даже если вам под силу автоматизировать и подчинить технологиям и алгоритмам всю вашу жизнь, замысел будет ставить живой уставший человек в морском мундире.

Второе. Любое решение будет иметь – в лучшем случае – девяностопятипроцентную точность.

Третье. Ни один командир не заинтересован в осложнениях или гибели своего экипажа или флота. Принимаем третий вывод как аксиому. 95% военных решений всё-таки сегодня имеют типичное течение: приёмы ведения боя известны, тактика отработана и прописана решениями командира на бой. Тем не менее, результат предсказуем… снова максимум на 95%, а учитывая сложный рельеф даже подготовленного сражения, в среднем на 60-65%. Только результат боя даёт 100% результат. А там один на один – Бог и командир противостоят злу.

Четвёртое. Добиваясь победы в большинстве случаев, мы должны понимать, что воюем с уверенностью в результате. Сегодня мир полон неожиданностей. Неожиданное сочетание нескольких агрессивных событий исключают стандартные протоколы войны, они не работают, а командир в море практически в одиночку принимает решение. Здесь всё вероятно. В современной военной морской науке принято считать факт статистически достоверным и доказанным при пятипроцентной частоте ошибки. Что это значит? Это значит, что даже самые серьёзные научные исследования не обеспечивают нужную вероятность верного исхода и результата боя или сражения.

Где причина, и как уйти от косности современного военного мышления? И это в частности потому, что рационализм и материализм засорили русскую военную мысль задолго ещё до того, как были возведены в степень обязательных догм большевиков. Духовность, а вслед за духовностью – и дух представителей русской военной мысли, были угашены. Столетия бессмертных побед русской армии и флота, полтораста лет громкой славы флота сменились поражением в Восточную войну, трудной победой 1878 года, разгромом в Японскую, Первую мировую, Гражданскую (не братоубийственную, а ту, которую белые вели в защиту России против большевиков и внешнего врага, не допуская гибели России от оружия европейцев, в отличие от большевиков, которые победой над Россией хотели добиться своей власти). Угашенный дух мстил за себя, мстил за Румянцева, мстил за Суворова… мстил в Великой Отечественной войне. Только благодаря Великому русскому народу и его духу, его полководцам, сохранившим Веру во Второй мировой войне, ценой огромных потерь и нечеловеческих усилий Мы победили на суше, но вчистую проиграли войну на море, хотя флот встретил врага во всеоружии, но дальше, стянутый оковами сухопутных обстоятельств, утратил своё стратегическое значение. Величественное здание Русской Национальной Морской Военной Доктрины стоит с 1800 года незаконченным. Туда нам давно надлежит перейти с тех чужих задворок, где мы ютимся уже в продолжение нескольких поколений. Святой праведный воин Фёдор Ушаков из своей вотчины приказывает всем нам всё закончить, приказывает вспомнить, что мы – Русские, и что с нами Бог. На достройку и отделку этого величественного здания и должны быть устремлены все наши дружные усилия. И как на памятник, каждый должен принести на него свой камень.

Великие полководцы и флотоводцы переключают нам стрелку на невидимой развилке дорог нашей судьбы. Нам решать, как мы идём. Сегодня для принятия решения есть пара дней, точнее – одна ночь, ещё точнее – несколько секунд. Государству и флоту требуется лечение. Да. Любое лечение затратно. Но не удивляйтесь, когда вся эта калькуляция, все взвешивания, сравнения и просчёты прогнозов, все бинарные выборы в таких случаях основываются на совершенно эфемерной субстанции: на интуиции и опыте командиров. На каких-то мистических вещицах из духовного ларца принимаются решения в сложнейших случаях: ин-ту-и-тив-но. Именно в этой точке, на перекрёстке, командир берёт на себя ответственность за решение. Ну, а если риски изначально были равными – выходит, командир чаще будет не прав. И попадёт под шквал обвинений тех, кто надзирает и мешает работать, только командир попадает под расстрел и позор семье. «Надо было действовать не так!» – будут кричать ему мракобесы, брызгая слюной в лицо.

Теперь представьте себе, как это – принимать решение в бою. Пусть попробуют те, кто всё «знает», пусть прыгнут с поезда на ходу, когда тот идёт по мосту, а рядом мелькают балки пролётов. Попробуйте, примите решение. Сделайте выбор. С адреналином, с мокрым лбом. Рядом с врагом, убитыми товарищами и смертью. С матами в три этажа, с бессонницей, с запавшими глазами. С грузом на сердце на всю оставшуюся жизнь.
1 2 3 4 5 >>