<< 1 2 3 4 5 >>

Александр Ильич Зубков
Геополитика и проблемы национальной безопасности России

2.1. Зарождение геополитики как научной отрасли знаний. Геополитика как самостоятельная отрасль научных знаний сформировалась в конце прошлого века. Вначале проблемы безопасности рассматривались в русле политической географии, связывая территориальное положение страны с ее ресурсными факторами, в том числе с численностью населения, уровнем культуры и религиозными особенностями.

Так, например, островное положение Англии, наличие сильного флота обеспечивало ей длительное время приоритетное положение, безопасность и давало возможность быть гегемоном на морских просторах, завоевывать, присоединять к своей империи все новые и новые территории.

Географическое положение каждого государства уникально, что в конечном счете обусловливает и уникальность его исторического фона, определяет самобытность народа. Географический фактор наиболее стабилен во внешней политике государств, так как он практически не изменяется. Например, в Европе этот фактор ни коим образом не может поколебать особую политическую позицию Англии, определяемую ее островным положением. А географическое расположение Германии постоянно давлеет над ее внешней политикой, подталкивая к расширению жизненного пространства.

Путь от политической географии к геополитике достаточно длительный, и он завершился на рубеже ХХ в. Родоначальником геополитики считают Ф. Ратцеля, который в своей книге «Политическая география» земной шар рассматривал как единое целое, неразрывной частью которого является человек.

По его мнению, сущностные признаки государства определяются его территорией и местоположением, а его могущество зависит от того, насколько успешно государство приспосабливается к условиям среды, в которой функционирует.

Одним из условий наращивания мощи государства, считал Ф. Ратцель, является территориальная экспансия – расширение жизненного пространства (Lebensraum).

Термин «геополитика» ввел ученик Ф. Ратцеля шведский ученый Р. Челлен. Он сформулировал все принципиальные положения геополитики.

Помимо физико-географических черт государство, по мнению Р. Челлена, выражает себя в 4 ипостасях:

– как определенная форма хозяйства со своей особой экономической активностью;

– как народ со своими национальными и этническими характеристиками;

– как социальное сообщество различных классов и профессий;

– как форма государственного управления со своей конституционной и административной структурой.

Ф. Ратцель и Р. Челлен в отличие от представителей географического детерминизма прошлых лет стремились дать общую геополитическую картину мира.

История развития идей географического детерминизма выражает по сути историю постепенного пространственного «уплотнения» земного шара теми или иными государствами с тех пор, пока это пространство было свободно и никем не занято, не обжито, не поделено. Когда процесс географических открытий новых земель был завершен и мир оказался поделенным между государствами (была закрыта так называемая Ойкумена), страны уже не могут «выплеснуть» излишнюю часть своего населения в необжитые части Земли, решая таким образом свои демографические проблемы, а недостаток сырья или рынков – путем аннексии отдельных земель, наступила новая эра геополитики.

Недоступных мест на планете уже не стало, осваиваются океанские глубины и космос. Эти факторы обусловили новый период развития геополитики.

2.2. В России также существовала школа географического детерминизма. Л. И. Мечников посвятил свои труды (в частности книгу: «Цивилизация и великие исторические реки. Географическая теория развития современных обществ». 1924) роли рек в историческом развитии человека. Анализу природных и географических факторов и их связи с социальным бытием русского человека и его историей посвятили свои труды такие видные ученые, как Б. Н. Чичерин, С. М. Соловьев, В. О. Касачевский, А. П. Щапов и многие другие. Так, по мнению Б. Н. Чичерина, громадность территории России, ее малая заселенность, однообразие и простота занятий населения, постоянная угроза внешних нападений обусловили жизненную потребность в крепкой центральной власти.

В силу суровости климата и скудости природы Россию всегда относили к так называемой географической обездоленности. История России, писал И. Л. Солоневич, есть история преодоления географии России. Он отмечает, что американская свобода, как и ее богатство, определяются в том числе и американской географией; российское богатство и наши свободы ограничены географией России: нужна сильная централизованная власть, сильная армия с воинской повинностью и т. п.

2.3. К формированию геополитики приложил руку и американский адмирал А. Мэхен. Его знаменитая работа «Влияние морской силы на историю» (1890) выдержала 32 издания и была переведена почти на все европейские языки (в России она вышла в свет в 1895 г.). Ее еще называют «Философией морской истории». Основополагающая мысль книги состоит в том, что морская мощь в значительной мере определяет исторические судьбы стран и народов.

Основные параметры морской мощи, по мнению А. Мехена, определяются:

– географическим положением страны;

– ее природными ресурсами и климатом;

– протяженностью территории;

– численностью населения;

– национальным характером;

– государственным строем.

Он сделал вывод, что при благоприятном стечении указанных факторов в действие вступает формула: N + ММ + NВ = SP, где N – военный флот; MM – торговый флот; NB – военно-морские базы; SP – морское могущество.

А. Мэхен обосновал идею превращения США в мощную военно-морскую державу. Он говорил, что северная континентальная полусфера является ключевой в мировой политике и борьбе за влияние. Внутри Евразии наиболее важным компонентом северной полусферы он признавал Россию – эту доминантную азиатскую континентальную державу. Пространство между 30-й и 40-й параллелями в Азии А. Мэхен рассматривал как зону конфликта между сухопутной мощью России и морской мощью Англии. Доминирование в этом регионе, по его мнению, можно было удержать с помощью цепи ключевых баз на суше вдоль территории Евразии. А. Мэхен считал, что однажды США, Великобритания, Германия и Япония объединятся в борьбе против России и Китая.

В целом же он рассматривал США как продвинутый далеко на запад аванпост европейской цивилизации и силы.

2.4. В свое время идея евроцентризма при формировании геополитики была главенствующей, и мировое сообщество рассматривалось через ее призму. Речь шла о Центральной Европе.

Концепция могущественной Центральной Европы во главе с Германией формировалась прежде всего для борьбы с Францией и Россией. Ее активно проводил в жизнь Бисмарк. Эту концепцию четко выразили Парч в книге «Центральная Европа», опубликованной в 1906 г., и Ф. Нойман в книге с таким же названием, вышедшей в свет в 1915 г.

Бывший немецкий генерал К. Хаусхофер утверждал, что место, где государство расположено, и его территориальные характеристики составляют основные детерминанты геополитической исторической судьбы данного государства. Проблемы геополитики в Германии развивались прежде всего военными, которые исключительно остро переживали свое поражение в Первой мировой войне и утрату Германией лидирующего положения в Европе и мире. К. Хаусхофер сыграл важную роль в основании в Мюнхене института геополитики. Он же в 1924 г. стал выпускать «Журнал геополитики». По мнению К. Хаусхофера, главным является вопрос о «германской ситуации», т. е. положении Германии в системе европейских и мировых держав. Его постулаты: «кровь и почва», «пространство и положение», «жизненное пространство». Главной движущей силой государства, с точки зрения К. Хаусхофера, является расширение жизненного пространства. Это обеспечивает независимость и свободу Германии, а малые государства должны быть поглощены. Для Германии движение на Восток – основа политики.

Он ратовал за три региона – центра геополитики:

пан-Америка во главе с США;

Великая Восточная Азия во главе с Японией;

пан-Европа во главе с Германией.

Активное развитие геополитики в 20-е гг. именно в Германии определялось ее военно-политическим, экономическим и территориальным положением, обусловленным ее поражением в Первой мировой войне. Как известно, Германия потеряла армию, свои колонии и вынуждена была выплачивать странам-победительницам большие контрибуции. Поэтому геополитику активно разрабатывали именно военные, обосновывая право Германии на восстановление ее мощи, на расширение ее жизненного пространства.

2.5. Глобальную геополитическую модель создал англичанин Г. Маккиндер. В своем докладе «Географическая история» в 1904 г. (с коррективами в 1919 и 1943 гг.) он выделил как осевую область истории (середину земли) Центральную Азию, откуда татаро-монголы распространили свое влияние на Азию и часть Европы.

С момента великих географических открытий баланс сил изменился в пользу приокеанских стран, и прежде всего Великобритании. Однако в связи с развитием новых коммуникаций (сети железных дорог, воздушных транспортных линий) баланс сил снова изменился в пользу сухопутных держав.

Его концепция середины земли (хартленда), в качестве которой выступала Восточная Европа, недоступная для морских империй и к тому же богатая природными ресурсами и населением. Она была осью мировой политики. Тот, кто контролирует Восточную Европу, – контролирует хартленд, кто контролирует хартленд – тот контролирует мир. Поэтому, как считал Г. Маккиндер, необходимо создать блок, который бы стоял между Германией и Россией для сохранения баланса сил на Европейском континенте.

Позднее он изменил свою позицию и стал считать хартлендом сушу Северного полушария, Сахару, пустыни Центральной Азии, Арктику и субарктические земли Сибири и Северной Америки.

Г. Маккиндер полагал, что любая континентальная держава (будь то Россия, Германия или даже Китай), захватившая господствующее положение в осевом регионе, может обойти с флангов морской мир, к которому принадлежит в первую очередь Великобритания. Поэтому он выступал против русско-германского сближения, а призывал, наоборот, укреплять связь России с Англией, соблюдая, таким образом, баланс сил на Европейском континенте.

Он вычленял особое положение Германии, которая имеет исключительно выгодное расположение в Европе, и в силу этого она всегда будет претендовать на господство не только на Европейском континенте, но и во всем мире.

Хотя концепция Г. Маккиндера появилась как бы преждевременно, когда мир еще был евроцентристским (в 1904 г.), она носит глобальный характер и является злободневной и по сегодняшний день. Это показала и Вторая мировая война, и послевоенная история, выразившаяся, в частности, в американской доктрине сдерживания (прежде всего Советского Союза). Существует так называемая гуманизированная версия геополитики (ее яркие последователи американцы Уайджерт, Н. Спайкмен, С. Стефанссон, Р. Страус-Хюпе и др.).

Отправная точка этой теории: Америке суждено сыграть особую роль в мире, поэтому нужна особая теория американской геополитики, сущность которой заключается в том, чтобы решить, что, где и как завоевать (имея в виду прежде всего Евразию). Территория государства – это база, с которой оно действует во время войны, и стратегическая позиция, которую оно занимает во время временного перемирия, называемого миром (Н. Спайкмен).

Н. Спайкмен выделял три центра мировой мощи: Атлантическое побережье Северной Америки; Европейское побережье; Дальний восток Евразии. Возможен и 4-й центр – Индия. Приоритет – европейское побережье и союз с Англией: «Кто контролирует римленд (хартленд), тот контролирует Евразию, а кто контролирует Евразию, тот контролирует судьбу всего мира».

На основе этого положения строилась политика США во время Второй мировой войны и в послевоенный период.

2.6. После Второй мировой войны собственно геополитика как наука ушла в тень, географические факторы отошли на задний план, а на первое место выдвинулись факторы идеологического свойства. Появилась блоковая система во главе с США и СССР.

Развитие военных, транспортных и телекоммуникационных технологий окончательно оттеснили географический фактор на задний план.

В связи с образованием двух противостоящих систем со своими военными организациями мир стал биполярным. Как утверждал А. П. Северский, мир был разделен на два огромных круга воздушной мощи, сконцентрировавшихся в США и СССР, которые в своей совокупности и составляли ключ к мировому господству. Это и есть биполярный миропорядок, бывший евроцентристский порядок ушел в небытие.

На первое место стала выдвигаться региональная концепция геополитики, а точнее безопасности отдельных стран либо их союзов. Союзы государств возникают, как считал Н. Спайкмен, создаются не благодаря чувствам и эмоциям, а вследствие действия географических причин и баланса сил. Если при этом и возникают какие-то дружеские чувства по отношению к союзнику, то они обычно следствие, а не причина политического сотрудничества.

<< 1 2 3 4 5 >>