<< 1 2 3 4 5 6 >>

Миссия выполнима. Удары израильского спецназа
Александр Брасс


Тем временем командир «Сайерет Маткаль» подполковник Менахем Дигли через мегафон призывал египетских солдат на арабском языке прекратить сопротивление. Не могло идти и речи, чтобы начать отход, оставляя у себя за спиной противника. В то время как морские коммандос и «Сайерет Маткаль» зачищали внутренний двор и помещения, все взрывные устройства были снесены в большой зал, расположенный в северной части крепости, недалеко от радарной башни. Первоначальный план подразумевал закладку взрывчатки в нескольких местах, однако развитие событий внесло свои коррективы. Бригадный генерал Рафаэль Эйтан решил ограничиться одним мощным взрывом, который следовало произвести уже после того, как лодки с десантом выйдут в залив. Во-первых, чтобы не погибли свои же бойцы, во-вторых, на некоторое время этот мощный взрыв мог бы послужить своего рода прикрытием, что, безусловно, позволило бы как можно дальше отойти от крепостных стен.

Пока северную часть крепости подготавливали к взрыву, в суматохе боя к зданию смогли пробиться несколько египетских солдат. Капитан Шауль Зив (Shaul Ziv), в будущем командир «Шайетет-13», вместе с еще одним бойцом своей группы выбежал во двор и несколькими автоматными очередями отбил неожиданную атаку, которая могла бы обернуться настоящей катастрофой. К северной части были стянуты все раненые. Неожиданно во дворе прогремел мощнейший взрыв. По всей видимости, сдетонировали какие-то боеприпасы, находившиеся на территории крепости. От неминуемой смерти израильских коммандос спасла бетонная стена, которая приняла на себя основную часть взрывной волны. Внушительный осколок бетонной стены с торчащей железной арматурой, отлетев в сторону, серьезно повредил капитану Зиву ступню. Пересиливая нестерпимую боль, он остался в строю, наотрез отказавшись отойти с первыми лодками.

Несмотря на то что во дворе бой был в самом разгаре и разгром египетского гарнизона был лишь вопросом пяти, максимум десяти минут, подполковник Дигли был вынужден подчиниться приказу и подать сигнал к отступлению. Перейдя от атаки к обороне, бойцы «Сайерет Маткаль» и «Шайетет-13» стали постепенно отходить к северной части крепости. Агонизирующее, но еще дышащее тело рядового Юваля Мерона обвязали канатом и вытянули на крышу. Затем поднялись остальные бойцы. Параллельно с отходом двое бойцов «Сайерет Маткаль» неожиданно атаковали две последние укрепленные точки противника, с которых время от времени велся огонь по отступающим. Воспользовавшись мощным огневым прикрытием, они смогли приблизиться к египтянам на близкое расстояние и закидать одну из укрепленных точек ручными гранатами. Однако дальнейшее развитие атаки стало невозможным, поскольку начали рваться боеприпасы. Ничего иного не оставалось, как вернуться назад, оставив у себя за спиной последнюю укрепленную точку египетского гарнизона.

Возвращение с острова после окончания операции было невероятно тяжелым. В первую очередь на лодки погрузили тела убитых и раненых, тех, кто не в состоянии был перемещаться самостоятельно. Лодок не хватало на всех. Более половины из них было отброшено в море или затоплено. Ситуация еще более усложнилась после того, как выяснилось, что канат, к которому было привязано подводное снаряжение, оборвался и акваланги запутались в рядах колючей проволоки. Попытаться высвободить их под ураганным обстрелом египетской береговой артиллерии не представлялось возможным.

С огромным трудом удалось вытащить из-под обстрела тело капитана «Сайерет Маткаль» Эхуда Рама. Его труп, с еще двумя погибшими и ранеными, погрузили в лодку, готовую по первому же сигналу выйти в море в направлении израильского берега. Чтобы не запутаться в счете, сколько бойцов отступило, сколько осталось, в каждой лодке размещалось одинаковое количество человек. В 02:25 от крепости в направлении Рас-Судара отошли первые четыре лодки, на которых в сопровождении врача и санитаров были эвакуированы большинство раненых.

Когда группа бойцов, находившихся вместе с подполковником Менахемом Дигли во внутреннем дворе крепости, поднялась на крышу, командир «Сайерет Маткаль» обратил внимание на то, что отсутствовал один из его бойцов – 22-летний сержант Дани Ваза (Dani Vaza). Последний раз его видели, когда спускались во внутренний двор, чтобы поддержать атаку морских коммандос. Не желая подвергать опасности всех бойцов, командир «Сайерет Маткаль», взяв с собой еще одного человека, лично решил вернуться во внутренний двор, чтобы разыскать сержанта Дани Ваза. Вооружившись фонарем, он спустился вниз и метр за метром стал осматривать место боя. После того, как поиски не увенчались успехом, он вернулся на крышу и, начав осматривать прибрежную насыпь, сразу же обнаружил у самой кромки воды тело своего бойца, запутавшееся в рядах колючей проволоки. Так как не представлялось никакой возможности спуститься к воде, он вернулся к точке общего сбора и, взяв с собой нескольких бойцов, на двух моторных лодках обогнул крепость и вышел к месту, где было обнаружено тело сержанта Дани Ваза. Спрыгнув в воду, бойцы «Сайерет Маткаль» стали резать колючую проволоку, чтобы подобраться к телу своего товарища, и обнаружили труп еще одного израильского спецназовца. Им оказался старшина «Шайетет-13» 22-летний Дани Леви (Dani Levi). Таким образом, число погибших составило 6 человек, десятая часть десанта, если учитывать, что в операции участвовали в общей сложности 60 человек. Никогда ранее спецназ не нес таких больших потерь (см. вклейку).

К 02:45 большая часть десанта вышла в море. В крепости остались только двое минеров, которые должны были привести в действие взрывные устройства. В числе последних, кто покинул крепость, были командир «Шайетет-13» подполковник Зеэв Альмог и командир «Сайерет Маткаль» подполковник Менахем Дигли. В 02:55 остров-крепость Грин покинул последний израильский солдат.

Возвращение было не менее сложным, чем высадка на остров Грин. Египетская артиллерия обрушила сотни снарядов на отступающих спецназовцев. Лодки были перегружены и едва держались на воде, поэтому многим бойцам пришлось самостоятельно, вплавь достигать берега. Царила страшная неразбериха. Никто не знал, кто где находится. На поиски уцелевших бойцов были посланы вертолеты. Только с наступлением рассвета удалось собрать рассыпавшийся по заливу и побережью десант. Когда высшее военное командование оценило потери, оно пришло в ужас. Почти половина десанта получила ранения или погибла. Потери египетской стороны, согласно предварительным оценкам, составили около 40 человек убитыми.

Многие до сегодняшнего дня полагают, что всю ответственность за бессмысленную гибель солдат несет правительство Голды Меир (Golda Meir) и Моше Даяна. На мой взгляд, в первую очередь обвинения стоит выдвигать высшему армейскому руководству, допустившему грубейшие ошибки. Премьер-министр и министр обороны не должны разбираться во всех военных деталях, а принимать политические решения.

Во-первых, высадка на остров с тактической точки зрения была совершенно бессмысленна. Египтяне на следующий же день вернулись, и израильская армия не сделала ничего, чтобы этому воспрепятствовать.

Во-вторых, с военной точки зрения решение было принято неверное. Вполне возможно было уничтожить остров-крепость силами ВВС и ракетных катеров, не подвергая опасности жизни солдат, заставив морских коммандос и спецназ Генштаба в невероятно тяжелых условиях штурмовать неприступную морскую крепость.

Глава 3. 1970 год. «Виктория» и «Тарнеголь-25»[9 - Петух (ивр.).]

Нет ни малейшего сомнения в том, что в такой войне на истощение спецподразделения будут задействованы намного чаще, чем в обычных войнах…

    Генерал-лейтенант Хаим Бар-Лев, начальник Генерального штаба Армии Обороны Израиля (1968–1972)

К лету 1970 года война на истощение достигла своего наибольшего накала. Вооруженные стычки и артиллерийские дуэли в районе Суэцкого канала происходили практически каждый день. Израильтяне и египтяне несли несопоставимые потери, тем не менее ни одна из сторон так и не могла добиться явного перевеса. Воспользовавшись численным преимуществом в районе вооруженного противостояния, египетская армия все чаще позволяла себе совершать вылазки на израильскую сторону канала, нанося противнику существенные потери. Если раньше египетские коммандос устраивали ночные засады на территории, контролируемой израильтянами, то сейчас вылазки все чаще совершались средь бела дня. Наиболее часто нападениям подвергались израильские патрули, состоявшие в большей своей части из резервистов.

В мае 1970 года египтяне решили устроить засаду на 12-м километре от Порт-Саида, в северной части Суэцкого канала. Здесь канал имел в ширину всего лишь несколько десятков метров, к тому же это место, с чисто стратегической точки зрения, как нельзя лучше подходило для организации засады. Высокая насыпь, тянущаяся вдоль канала, нависая над узкой грунтовой дорогой, по которой каждый день проезжал израильский патруль, предоставляла прекрасное укрытие для атакующих. Бронеколонна, подвергшаяся нападению в этом секторе, практически оказывалась в западне, не имея возможности для маневра.

В ночь с 29 на 30 мая 1970 года большой отряд египетских коммандос на резиновых лодках тайно пересек Суэцкий канал. Заложив на пути следования израильской бронеколонны несколько мощных взрывных устройств, египтяне окопались на южном склоне насыпи. Примерно в 12:00 четче стал доноситься шум приближающегося израильского патруля. Когда бронеколонна поравнялась с отметкой «12-й километр», сработало несколько мощных взрывных устройств. Прежде чем израильтяне успели понять, что произошло, египетские коммандос выбежали на вершину насыпи и произвели залп из противотанковых гранатометов. Несколько бронемашин тут же запылали. Любой, кто пытался выбраться наружу, сразу же попадал под шквальный автоматный огонь. Девять израильских солдат погибли в первые же минуты боя. Ожидать подкрепления было неоткуда. Уцелевшие бронемашины оказались совершенно бесполезными, поскольку подняться на крутую насыпь они не могли, а расстояние между враждующими сторонами составляли считаные метры. Нельзя было вызвать даже поддержку артиллерии, поскольку она неминуемо накрыла бы и собственную бронеколонну.

Бой продолжался не более десяти минут. Не имея возможности контратаковать, уцелевшие израильские солдаты покинули бронемашины, представлявшие собой слишком удобную мишень для египетских базук, и заняли глухую оборону, пресекая любую попытку египетских коммандос спуститься с насыпи и приблизиться к грунтовой дороге. Понимая, что далее атаку не удастся развить, египтяне приняли решение отойти. Под прикрытием артиллерии египетские коммандос спустились к резиновым лодкам и беспрепятственно пересекли Суэцкий канал, захватив с собой одного пленного израильского солдата.

Итогом успешно спланированной вылазки египетских коммандос стала гибель девяти израильских солдат. Четверо получили тяжелые ранения и один попал в плен. По всей видимости, египетские коммандос захватили его в первые же минуты боя, когда израильский солдат выбрался из горящей бронемашины и бросился в канал, чтобы сбить объявшее его пламя.

Обстрел египетской артиллерии продолжался около семи часов. В ответ израильские ВВС не прекращали наносить ракетно-бомбовые удары по египетским позициям. Тем не менее налеты не способны были нанести серьезный урон египетскому укрепрайону, растянувшемуся вдоль всего Суэцкого канала. Глубокие железобетонные бункеры были недосягаемы ни для артиллерийских снарядов, ни для израильской авиации.

Радио Каира, спустя короткое время после инцидента, сообщило о «крупной победе» над сионистским врагом и захваченном в плен израильском солдате, вовремя использовав в пропагандистских целях удачную вылазку египетских коммандос. Арабские радио и телеканалы тут же стали освещать в мельчайших подробностях все детали недавнего боя, называя его «…самой большой победой над израильской военщиной за последние годы…».

Засады египтян на территории, контролируемой израильской армией в районе Суэцкого канала, случались и раньше, однако столь существенных потерь израильтяне никогда еще не несли. Одной успешной вылазкой египтяне не ограничились. Вопреки тактической логике в тот же день египетские коммандос нанесли еще один болезненный удар, теперь уже в восточной части канала.

Вечером того же дня, примерно в 18:30, с наступлением первых сумерек большой отряд египетских коммандос вновь пересек канал, но уже на 29-м километре. Когда израильская бронеколонна приблизилась к месту засады, египтяне неожиданно дали залп из противотанковых гранатометов и закидали грунтовую дорогу осколочными гранатами. Четверо израильских солдат погибли в первые же секунды боя. Вторая вылазка египетских коммандос развивалась по тому же сценарию. Заставив израильтян занять глухую оборону, египетские коммандос под прикрытием артиллерии беспрепятственно отошли на свою сторону канала, прихватив еще одного пленного.

Таким образом, 30 мая 1970 года в результате двух успешных операций египетских коммандос израильтяне потеряли несколько бронемашин, 13 солдат и двух пленных. С окончания Шестидневной войны израильтяне еще никогда не получали от египтян такой позорной пощечины.

Как всегда, реакция Иерусалима не заставила себя долго ждать. На следующий же день ВВС Израиля нанесли точечные удары по позициям египетской армии вдоль всей линии вооруженного противостояния, а также по отдельно выбранным гражданским объектам. Однако эффект от авианалетов оказался не столь впечатляющим, как ожидалось. Железобетонные бункеры египтян вдоль всей линии Суэцкого канала уходили глубоко под землю и могли без особых проблем выдержать удары израильской авиации. Чтобы их уничтожить, следовало провести наземную операцию. Именно по этой причине израильским политическим руководством было принято решение о проведении спецоперации с тем, чтобы вновь заставить египетскую армию пережить «синдром острова Грин».

За две недели до описываемых событий, 22 мая 1970 года, группа палестинских террористов пересекла ливано-израильскую границу и расстреляла школьный автобус из противотанковых гранатометов. В результате этого чудовищного теракта погибли девять школьников, двое учителей и водитель автобуса. 24 школьника получили ранения. В качестве ответной меры Армия Обороны Израиля не ограничилась одними только авианалетами, а провела крупномасштабную военную операцию на юге Ливана.

Генерал Ариеэль Шарон (Ariel Sharon), командовавший в те годы Южным военным округом, уже тогда прозванный близким окружением «Арик-Бульдозер», только и ждал подходящего случая, чтобы провести подобную акцию на южных рубежах страны. Рассматривалось несколько вариантов, таких, как высадка спецназа в глубоком тылу египтян и проведение показательных диверсий. Однако в конечном итоге военное командование остановило свой выбор на высадке морского десанта. Предстояло захватить плацдарм в три километра укрепрайона вдоль Суэцкого канала, с которого совершили вылазку египетские коммандос. В Генштабе операция получила кодовое название «Виктория». Как и в случае с нападением на остров-крепость Грин, этот шаг должен был серьезно деморализовать египетскую армию.

Изначально планировалось задействовать или спецназ Генштаба «Сайерет Маткаль», или спецназ 35-й бригады ВДВ. Однако командующий Южным военным округом генерал Ариеэль Шарон настоял на том, чтобы основную роль в высадке морского десанта сыграли бойцы его спецназа, «Сайерет Шакед»[10 - «Сайерет Шакед» – одно из первых спецподразделений Армии Обороны Израиля. Создано в 1953 году. Название подразделения на иврите буквально означает «Шомрей Кав Даром» (Охраняющие Южную Границу).]. В дополнение к спецназу штаба Южного военного округа было решено задействовать также 20 боевых пловцов спецподразделения «707» и подразделение резиновых лодок инженерных войск для переправки основных сил десанта численностью 77 человек. В общей сложности в операции должны были участвовать 167 военнослужащих (77 бойцов морского десанта, 16 бойцов резерва и 74 бойца из числа вспомогательных сил).

Египетский укрепрайон в зоне высадки морского десанта представлял собой цепь железобетонных бункеров и укрепленных огневых точек, соединенных между собой глубокими окопами. Чтобы к ним приблизиться, следовало преодолеть три заградительные полосы: кроме самого Суэцкого канала, крутой земляной вал, канал с пресной водой и железнодорожное полотно, которое легко простреливалось со всех египетских позиций. Прежде чем высадить основную часть морского десанта, необходимо было захватить первичный плацдарм шириной в 250 метров и глубиной в 50 метров. Все участники операции прекрасно понимали, что захват первичного плацдарма будет сопровождаться тяжелыми боями. Египтяне ни при каких условиях не позволят израильтянам свободно форсировать Суэцкий канал и обрушат на десантные лодки всю свою огневую мощь, включая тяжелые пулеметы, артиллерию и минометы. Именно по этой причине эта задача была возложена на 20 бойцов спецподразделения «707», которые должны были вплавь пересечь канал и зацепиться за укрепрайон, пока не подойдут основные силы морского десанта.

Параллельно с захватом укрепрайона военное командование решило провести еще одну спецоперацию, получившую кодовое название «Тарнеголь-25». Высадить небольшой отряд морских коммандос «Шайетет-13» в районе египетского города Рас-Гариб в западном секторе Суэцкого залива, уничтожить пограничный опорный пункт египетской береговой охраны и заминировать стратегически важную автотрассу, соединявшую города Рас-Гариб и Заафран.

Обе операции следовало подготовить и провести в крайне сжатые сроки, не позднее 11 июня 1970 года. Как всегда, времени на подготовку критически не хватало. Бойцы спецподразделения «707» узнали о планах Генштаба только за четыре дня до высадки морского десанта. Именно им предстояла самая ответственная часть работы, от которой зависел успех всей операции. Изучив снимки аэрофотосъемки египетского укрепрайона, спецназовцы наскоро возвели примерную копию заградительных сооружений и приступили к каждодневным учениям.

Незадолго до начала операции на выстроенной модели были проведены общие итоговые совместные учения «Сайерет Шакед» и спецподразделения «707». Прошлый не совсем удачный опыт высадки на египетском острове-крепости Грин в Суэцком заливе показал, насколько критическим может быть фактор взаимодействия двух волн морского десанта. Несмотря на то что второй волне десанта необходимо было преодолеть каких-то несколько сотен метров Суэцкого канала, задача чрезвычайно усложнялась тем, что переправу приходилось совершать под прямым обстрелом египетской артиллерии, минометов и тяжелых пулеметов. Не следовало исключать того, что вторая волна десанта могла бы быть полностью уничтожена еще до того, как лодки коснутся египетского берега, тогда шансы на выживание бойцов спецподразделения «707» выглядели более чем плачевно. По большому счету, захватить первичный плацдарм высадки было много проще, чем его удержать. Именно по этой причине вторая волна десанта должна была совершить высадку практически одновременно под прикрытием авиации, танков и артиллерии, как только бойцы спецподразделения «707» займут египетский укрепрайон.

В полдень 11 июня 1970 года сводный морской десант рассредоточился в районе канала, укрывшись за большим земляным валом. Чтобы не привлекать внимания египтян, на рубеж выдвигались постепенно, отдельными мелкими группами. Все приходилось нести на себе, включая легкие минометы, резиновые десантные лодки, ящики с боеприпасами, а также специальные осадные приспособления, необходимые для преодоления заградительных сооружений. Это было вдвойне тяжело делать, поскольку жара в тот день выдалась под сорок градусов и не было ни единого островка тени, где можно было укрыться от палящего африканского солнца. Облака мух досаждали спецназовцам, лезли прямо в глаза и за шиворот. Все только и ждали наступления вечера, хотя все отдавали себе отчет в том, что для многих он мог стать последним вечером в их жизни.

С наступлением сумерек, ровно в 19:00, ВВС Израиля приступили к бомбардировке египетских позиций вдоль всего Суэцкого канала, сконцентрировав главный удар в районе высадки. Полтора часа израильские боевые самолеты ни на минуту не прекращали утюжить укрепрайон. В 20:30 в дело вступили танки и артиллерия. Вкопанные в земляной вал почти по самую башню, израильские танки прямой наводкой стали расстреливать цели в районе переправы. Значительного вреда египетскому укрепрайону они не могли нанести. Основная задача заключалась в том, чтобы заставить египтян зарыться глубоко под землю и позволить первой волне десанта беспрепятственно пересечь канал.

Спустя четверть часа пошла первая волна морского десанта. Бойцы спецподразделения «707» во главе с майором Шаулем Селой в водолазных костюмах сбежали по земляному валу и погрузились под воду. Кроме захвата первичного плацдарма группа майора Шауля Селы должна была наладить прямую связь с израильским берегом. С этой целью к одному из водолазов был привязан нейлоновый шнур, за которым тянулся телефонный кабель.

Около 21:00 боевые пловцы спецподразделения «707» достигли египетского берега канала. В этот момент израильская артиллерия и танки прекратили обстрел укрепрайона, чтобы не накрыть своими же снарядами первую волну морского десанта. На смену артиллерийскому прикрытию к операции вновь подключились самолеты израильских ВВС, однако ракетно-бомбовые удары они наносили по обе стороны первичного плацдарма, не приближаясь к месту высадки более чем на полкилометра, что не позволило египтянам организовать контратаку. Лишь только майор Шауль Села установил командный пункт и закрепил телефонный кабель, египтяне обнаружили его группу и открыли массированный минометный огонь. Осколки мин буквально перепахивали землю в считаных метрах от боевых пловцов. Оставаться на крошечном пяточке у самой воды означало неминуемую смерть. Ничего иного, как запросить разрешение на развитие атаки и углубиться в укрепрайон, у майора Шауля Селы не оставалось.

Спустя несколько минут переправу через канал начала вторая волна морского десанта. Бойцы инженерных войск и спецназа, прижимаясь к земле, сбежали с вала и быстро спустили на воду резиновые лодки. Артиллерийские снаряды ложились настолько близко, что лодки едва удерживались на поверхности воды. Это выглядело как сущий кошмар. Воспользовавшись тем, что израильтяне прекратили артподготовку, египетские солдаты прямой наводкой стали расстреливать морской десант из тяжелых пулеметов. Двигаться быстро было невозможно, поскольку все лодки были перегружены боеприпасами. Бойца особого инженерного подразделения, управлявшего лодкой, просто снесло от прямого попадания артиллерийского снаряда. Несколько лодок перевернулись, и бойцам вплавь пришлось достигать египетского берега, таща на себе пулеметы и тяжелые гранатометы. Благо спасательные жилеты некоторое время могли их удерживать на воде. Тем не менее, пока они не достигли укрепрайона, они представляли собой удобную цель для египетских пулеметчиков.

Тем временем майор Шауль Села получил разрешение на развитие атаки. Оставив на первичном плацдарме шестерых бойцов, входивших в передвижной полевой штаб, бойцы спецподразделения «707» разделились на три группы и, освободившись от водолазной экипировки, бросились на египетские бункеры.

Во главе первой группы шел молодой лейтенант Ури Багон (Uri Bagon). Его бойцам предстояла наиболее трудновыполнимая задача: прорваться по центру, выйти к мостику через пресноводный канал и удерживать его до прибытия бойцов «Сайерет Шакед». Переход на этом участке укрепрайона был крайне сложным и изнурительным. Многочасовой обстрел превратил все вокруг в непроходимое болото. Огромные волны, вызванные авиабомбами, смешавшись с грязью, глиной и песком, заполнили пресноводный канал топкой жижей, через которую невозможно было переправиться. Мостик, который они должны были захватить, был уничтожен во время авианалета. Лейтенант Ури Багон принял решение попытаться вброд пересечь пресноводный канал, к счастью, он имел в ширину всего лишь несколько метров, а в глубину не превышал высоту среднего человеческого роста. Он первым спустился к каналу, но под тяжестью собственной экипировки поскользнулся и стал тонуть в вязкой глинистой жиже. Дно канала было усеяно скрытыми ямами, образовавшимися в результате разрывов авиабомб. Потребовалось приложить много времени и усилий, чтобы при помощи брошенного каната вытащить его из канала. Ничего иного не оставалось, как закрепиться на этом участке и дождаться прибытия второй волны морского десанта. В распоряжении бойцов «Сайерет Шакед» имелись большие противоминные матрацы, которые лейтенант Ури Багон решил использовать для переправы через образовавшуюся полосу болота.

Вторая группа под командованием лейтенанта Дуби Кешета (Dubi Keshet) должна была захватить укрепленную точку египтян севернее района высадки. Единственная возможность выйти к объекту, не подставляя себя под египетские пулеметы и минометы, представлялась, если двигаться по внутреннему связующему окопу, тянущемуся вдоль первой заградительной полосы. Во время авианалета он также серьезно пострадал, поэтому в кромешной темноте приходилось пробиваться через образовавшиеся завалы. Крайне сложно было определить, откуда египтяне вели огонь. Большинство бункеров и укрепленных точек были сверху частично разрушены и беспорядочно завалены мешками с песком. Прикрывая друг друга автоматным огнем, бойцы лейтенанта Дуби Кешета метр за метром вгрызались в египетскую оборону, перебегая от бункера к бункеру, забрасывая их ручными гранатами, большинство из которых вообще оказались неисправными. В конечном итоге им удалось выйти к заданной точке, так и не столкнувшись ни с одним из египетских солдат.

Третья группа лейтенанта Йосефа Рама (Joseph Ram) продвигалась в южном направлении. Наступившая ночь играла на руку израильтянам, так как египетские солдаты, отошедшие на дальний оборонительный рубеж, не видели направления атаки и вели стрельбу почти вслепую. Бойцы первой волны десанта намеренно не использовали трассирующие пули, чтобы не выдать места своего присутствия. Однако когда на половине пути к заданному объекту один из боевых пловцов случайно задел «растяжку», в небо взметнулась осветительная ракета. Бойцам группы лейтенанта Йосефа Рама, шедшим по пояс в глинистой жиже, пришлось буквально с головой нырнуть в образовавшееся болото, надолго задержав дыхание. Так или иначе, прилагая нечеловеческие усилия, им, все же, как и двум другим группам, удалось выйти к заданной точке, не встретив ни единого египетского солдата.

Вторая волна морского десанта наконец-то достигла египетской стороны канала. Многим из спецназовцев пришлось пересекать канал вплавь. Боевые порядки были нарушены. При высадке царила такая неразбериха, что после того, как бойцы пересекли насыпь и залегли среди полуразрушенных укреплений, командирам групп, срывая глотки, перекрикивая шум боя, пришлось носиться по всему занятому плацдарму, чтобы отыскать своих солдат.

Наскоро перегруппировавшись, бойцы «Сайерет Шакед» бросились расширять занятый плацдарм, зачищая уже захваченную территорию. У канала остались только 74 бойца особого инженерного подразделения и майор «Шайетет-13» Дов Бар, которому было поручено организовать эвакуацию раненых солдат, а также контролировать район переправы. Дышать было невозможно. Горячий воздух, пропитанный гарью и едким дымом, просто палил легкие и глаза. Порой казалось, что египтяне в обход всех международных конвенций в отчаянии устроили химическую атаку. Второй волне морского десанта пришлось преодолеть тот же путь, что и боевым пловцам майора Шауля Селы, неся на себе в несколько раз больше груза. С небольшой разницей во времени они наконец соединились с тремя группами спецподразделения «707», потеряв во время преодоления Суэцкого канала и первой заградительной полосы ранеными часть личного состава.

Первыми подкрепление «Сайерет Шакед» получила группа лейтенанта Ури Багона, пробивавшаяся на центральном направлении. Поскольку им не удалось форсировать пресноводный канал, для египетских солдат они представляли удобную мишень. Они не могли отойти назад, так как задача группы состояла в том, чтобы удерживать центральный сектор, также не могли они в случае необходимости перейти в контратаку. Поэтому, когда боевые пловцы соединились со спецназовцами Южного военного округа, лейтенант Ури Багон испытал некоторое облегчение.

Как он и рассчитывал, бойцы «Сайерет Шакед» принесли на себе широкие противоминные матрацы, которые тут же полетели в канал. Однако сразу же возникла новая проблема. Во-первых, матрацы оказались слишком мягкими, чтобы выдержать вес солдата в полной экипировке. Во-вторых, их было недостаточно, чтобы выложить несколько слоев импровизированного моста. Как только первый спецназовец ступил на переправу, она прогнулась, и в образовавшийся излом стала затекать вязкая глинистая жижа. Два-три перехода – и матрацы полностью исчезли бы в болоте. Тогда решили попробовать укрепить переправу носилками. Их осторожно сбросили поверх матрацев, а для еще большей верности освободили ящики из-под боеприпасов, которые нашли то же самое применение. Таким образом, бойцы спецподразделения «707» и спецназовцы «Сайерет Шакед» преодолели канал и залегли у железнодорожного полотна, тянущегося вдоль всей линии укреплений, ожидая общей команды на дальнейшее развитие наступления.

В это время две другие группы спецподразделения «707» соединились со второй волной морского десанта. К счастью, бомбардировка на флангах не была такой плотной, как в центральном секторе, и спецназовцам, правда с трудом, удалось найти несколько сохранившихся мостиков. Они значительно пострадали во время артподготовки, но вполне могли выдержать переход.

После того, как все группы преодолели пресноводный канал, поступил приказ к захвату второго оборонительного рубежа западного сектора укрепрайона Суэцкого канала. Лишь только сводный морской десант пересек железнодорожное полотно, египтяне оказали еще более яростное сопротивление, открыв ураганный огонь по наступающим. Могло сложиться впечатление, что египетское командование намеренно дало прорваться в глубь укрепрайона, чтобы у израильтян в тылу осталось непроходимое болото, лишавшее их возможности тылового маневра или в случае необходимости быстрого отхода.

За железнодорожным полотном в низине оказалась грунтовая дорога, которая также значительно пострадала от бомбежки, однако вода до нее не добралась, и по ней вполне сносно можно было передвигаться. Вдоль нее находились десятки глубоко уходящих под землю железобетонных бункеров. В каждом из них находилось не менее четырех египетских солдат с пулеметами и гранатометами. В некоторых бункерах были оборудованы трехствольные зенитные установки, доставлявшие немало неприятностей израильским ВВС. Одна из основных задач, поставленных Генштабом перед сводным морским десантом, был розыск и уничтожение зенитных батарей. Однако чтобы к ним приблизиться, следовало подавить пулеметные точки египтян, которые были недосягаемы для авиабомб и артиллерии противника.

Воспользовавшись низиной как естественным прикрытием, сводный морской десант растянулся по всей линии занятого плацдарма. Идти приходилось в лобовую атаку, прямо на пулеметы. Вернее, ползти, поскольку египетская артиллерия и автоматно-пулеметный огонь косили все, что находилось выше полуметра над поверхностью земли. Уже в первые минуты второй атаки израильтяне потеряли ранеными более десяти процентов личного состава. Трое спецназовцев погибли, еще пересекая железнодорожное полотно. Без сомнения, и с другой стороны были большие потери, однако у египтян было главное преимущество: они могли отойти в глубь своей обороны, израильтянам же некуда было отступать. Позади было болото и Суэцкий канал. Наладить планомерный отход можно было, только уничтожив египетский гарнизон на этом участке канала.

Поскольку египтяне даже предположить не могли, что израильтяне смогут прорвать линию обороны и зайти в тыл, бойницы и орудия были направлены по фронту. Поэтому, захватив один из бункеров, морской десант стал развивать атаку вдоль флангов укрепрайона, таким образом, египетская оборона не смогла в полной мере использовать всю свою огневую мощь. Перебегая от бункера к бункеру, от одной укрепленной точки к другой, израильские спецназовцы забрасывали амбразуры дотов противотанковыми, а также фосфорными гранатами.
<< 1 2 3 4 5 6 >>