Заметки путешественника
Ирина Денисова

1 2 3 4 5 >>
Заметки путешественника
Ирина Денисова

Я очень люблю путешествовать.

Знаю, что в наше непростое время многие ограничены стенами своей квартиры.

Может быть, читателям интересно узнать о том, как это было не так давно – когда мир был открыт и можно было свободно передвигаться по разным странам.

Надеюсь, что вскоре все будет хорошо, и я буду продолжать писать заметки путешественника. А пока рассказываю читателям о моих поездках в Израиль, Грецию, Испанию, Италию, Францию, Чехию, Германию, Болгарию и, конечно, в Турцию и в Египет, как же без них?

Ирина Денисова

Заметки путешественника

Здравствуй, дорогой мой читатель! Я очень люблю путешествовать и рассказывать о своих путешествиях друзьям, а больше всего на свете я люблю писать для своих читателей.

Сама я очень давно живу в Беларуси и считаю себя белоруской не по праву рождения, а потому, что люблю Беларусь и белорусов. Я сроднилась с этой маленькой и чудесной страной, и хочу здесь жить до самой старости. Здесь родились все мои дети, хотя о себе с гордостью могу сказать: «рожденная в СССР».

Наш город Брест совсем маленький, на машине всего полчаса из одного конца города в другой, и здесь все друг друга знают. Из маленького скромного областного центра Брест превратился в современный красивый и уютный город. У нас есть архитектурные шедевры, аллеи Фонарей, красивые дома-свечки с панорамными окнами, раскрашенные в яркий цвет дома-попугайчики, зеленые зоны и парки.

А главная наша гордость – Брестская крепость! И любой брестчанин знает, что мы никогда не сдаемся, как не сдавались и стояли до конца защитники цитадели, отражая атаки фашистов.

Но мы скромные, дружелюбные и общительные, к нам любят приезжать иностранцы – мы никогда не бросим приезжего в беде, расскажем и покажем дорогу.

У нас прекрасные люди и чудесная молодежь, которой я восхищаюсь. Они совсем другие, не такие, как мы. Новое поколение с совершенно другим мировоззрением. Они верят в лучшее, стараются бороться с запретами, с которыми мы всегда мирно жили, стараются не совершать плохих поступков, чтобы «не портить карму».

Молодые люди колесят по миру, изучают чужие города и страны, интересуются всем новым.

И я надеюсь до старости оставаться молодой и рассказывать вам о своих путешествиях, публиковать мои заметки о разных странах. Надеюсь, вы будете их читать!

Глава 1. Израиль. Первые впечатления

Я хочу поделиться с вами впечатлениями о маленькой стране, всегда живущей в моем сердце, в которой я была несколько раз и мечтаю побывать еще столько.

Первый раз я попала в Израиль, когда моя жизнь в очередной раз была разрушена до основания. Я была больна и раздавлена, и знакомый доктор сказал мне:

– Не ходи по нашим врачам – залечат до смерти! Или угробят, или сама покончишь жизнь самоубийством, разорившись дотла. Съезди в Израиль!

Моя реакция была вполне естественной:

– Как? Куда? Наш второй дом – Турция! Египет на худой конец, Болгария, Греция. Но Израиль?! Там же совсем мало наших туристов, и жутко дорого!

Но послушалась мудрого человека и на поездку решилась.

Мне быстро сделали баснословно дорогую визу, предупредив, что наших женщин пускают на землю обетованную неохотно, и вот я уже в пути!

Полет оказался приятным и быстрым, самолет «БелАвиа» на удивление комфортабельным, еда – вкусной, а стюардессы – приветливыми.

На стойке паспортного контроля я попала к строгой девушке в военной форме. Девушке я не понравилась. Наверняка, она заподозрила меня в нехороших намерениях, и, прищурившись, задала мне вопрос по-английски:

– Зачем пожаловали в Израиль?

Я сразу поняла, что пытать меня она будет долго и мучительно.

– My back is ill! – завопила я так, что вся чинная благовоспитанная очередь замолчала и обратила на меня свои изумленные взоры.

– My doktor said! Dead Sea is good! Я не могу жить без Мертвого моря! Я умираю без Мертвого моря! Моя спина так болит, что я умру, если не побываю на Мертвом море! Я нуждаюсь в соленой воде! Я в восторге от мертвого моря! I love Dead Sea!

Я хотела добавить, что не могу жить без израильской косметики, но мы с девушкой синхронно подумали, что, если я сейчас начну на своем английском вопить про израильскую косметику, работа на других точках паспортного контроля совсем встанет. А ортодоксы с косичками, которые никогда не моются, вообще могут не понять моих пристрастий. Они, может, и знать не знают, что такое косметика с Мертвого моря.

Девушка опять прищурилась, снова нахмурилась, а потом, подняв брови домиком, еще строже на меня посмотрела и спросила, на какой срок я приехала.

– А! – обрадовалась я, – это совсем просто, что тут у вас долго делать? Дорого же! Вери дорого! Икспенсив!

Я тут же почувствовала, что девушка очень сильно от меня устала. Изобилие выдаваемых мною английских слов из любимых сериалов, услужливо подсовываемых моей странной памятью, вконец ее запутало и поставило в тупик.

Она занесла руку над моим синим паспортом и снова глубоко задумалась, не решаясь поставить штамп. Но здравый смысл взял верх, очередь на паспортный контроль была бесконечно длинной. Служащая благоразумно решила, что лучше от меня избавиться, и отправила плутать по бен-гурионовским коридорам.

Аэропорт Бен-Гурион поразил меня сразу и навсегда. Он огромен, громаден, бесконечен, его не обойти и не рассмотреть. У меня тут же сложилось стойкое ощущение, что я сейчас заплутаюсь и никогда в жизни не найду выхода. К чести израильтян, туристов здесь жалеют, не заставляют наматывать бесполезные километры. Везде бегущие дорожки, ставь сумку и катись.

– О, боже! Надписи все на иврите – как я найду то, что мне нужно? – тоскливо подумала я. Меня не покидало чувство, что ходить здесь я буду вечно.

Глаза после полета ничего не видели, буквы на указателях расплывались, а моих знаний английского хватало только на то, чтобы сказать разномастным встречающимся пассажирам:

– Хау ду ю ду!

Но, когда долго ко всем попристаешь и каждого спросишь, тебя точно выведут туда, куда нужно, и после блуждания по замысловатым лабиринтам я оказалась на втором этаже, возле стойки «Seshir».

– Как Чеширский кот, – подумала я, – Алисе и не снились приключения в далекой африканской стране. И страна-то малюсенькая, зачем здесь такой огромный аэропорт?

Меня встретил улыбающийся черноглазый пухленький мужчина, он просто искрился добродушием, а его улыбка при виде моей скромной белорусской персоны расползлась до ушей.

– Экскюзьми. Как тут до Мертвого моря добраться? – спросила я его.

В ответ он еще шире улыбнулся, став еще больше похожим на чеширского кота, и на чистом русском сказал:

– О, я знаю! Это наша любимая туристка Iryna Dzianisava!

Да, надо пояснить, что наши русские фамилии сначала переводят на белорусский язык, а потом с белорусского на английский. Получается абракадабра, несовместимая с оригиналом. Но уж как есть!

После этих слов он обнял меня по-отечески за плечи и тихонько спросил:

– А скажи-ка мне, Ирочка, с какой-такой политической целью так извратили твою чудесную русскую фамилию?

– Наверное, он переодетый агент КГБ, – подумала я, и так же тихо ответила ему:

– А это чтобы никто не догадался, что я русская! Меня на паспортном контроле долго мучили – похоже, что они боятся русских писателей. По-моему, кто-то из наших то ли съел их паспорт, то ли порвал… А может быть, наш паспорт, а может, американский…

Мозги у меня плохо соображали, перегрузившись сложным английским диалогом с пограничницей, мне казалось, что я извлекла из себя весь словарный запас, что хранился в глубинах моей памяти. Похоже, что внутри моей черепной коробки ничего больше не осталось.
1 2 3 4 5 >>