<< 1 2 3 4 5 6 7 >>

Николай Иванович Леонов
Подпольный олигарх

– Часа через два, – не задумываясь, ответил тот.

– Если можно, давай поднажмем. Иначе можем опоздать.

Сержант, оказавшийся неплохим, можно даже сказать, отличным водителем, прибавил ходу, и «Волга» помчалась на предельной скорости, какую только позволяла дорога. Деревья, плотно стиснувшие дорогу с обеих сторон, замелькали быстрее, кое-где сливаясь в однообразную зеленую живую стену. Более чем через час пути лес начал несколько редеть, а дорога запетляла по склонам косогоров, то взбегая на вершину плосковерхих сопок, то ныряя на дно широких распадков.

ГЛАВА 6

Незадолго до обеда, обходя немноголюдную территорию двора районной больницы, Семен Стругин, двухметрового роста промысловик и по совместительству деревенский бондарь, заметил в больничных воротах улыбающегося парня с белым халатом, переброшенным через плечо, и небольшим коричневым саквояжем в руке. От охотника не укрылось то пристальное любопытство, с каким этот улыбчивый тип осмотрел окна хирургического отделения, задержав свой взгляд на окне палаты, где лежал Виктор.

Как бы ненароком, бок о бок разминувшись с неизвестным – а тех, кто эти дни приходил навещать родственников, Семен уже узнавал в лицо, – он, изображая из себя малограмотного простофилю, просительно окликнул:

– Здоров будь, паря! А огоньку-то у тебя, поди, сыщется? А то спички, видишь, вышли, как на грех.

– Пожалуйста! – Дружелюбно улыбнувшись, парень достал из кармана зажигалку. – Прикуривайте.

– Ох, спасибочки, удружил, благодарствую, – пустив дым, удовлетворенно крякнул Семен. – А ты что, тоже из докторов будешь?

– Почти, – не сбавляя ослепительного накала улыбки, кивнул неизвестный. – Я еще только учусь, буду здесь проходить практику.

– И по какой же части лекарем-то станешь, когда всему научишься, – по нутряным болезням или еще каким?

– Все понемножку. – Все так же улыбаясь, практикант скрылся в вестибюле больничного корпуса.

Стругин, быстро подобрав крохотный камешек, звонко цокнул им в одно из окон второго этажа. Створка тут же распахнулась, и оттуда выглянул его напарник, широкоплечий мужик с рыжеватой шкиперской бородкой.

– Игнат, тут в больницу какой-то парнишка зашел, – негромкой скороговоркой сообщил Семен. – Практикантом назвался. Чую, не с добром он тут. Ты его к Витьке-то не допускай, а я пока что добегу до Шаньгина, он тут рядышком живет. Наплети чего-нибудь, а я – мигом!

Минут через пять Игнат услышал звук осторожных шагов и поскрипывание ступенек лестницы. В лестничном проеме появился незнакомый врач в белом халате, в белом же колпаке и марлевой маске, закрывающей лицо. В руках, обтянутых хирургическими перчатками, неизвестный нес эмалированную кювету с какими-то флаконами и шприцами, накрытую марлевой салфеткой.

– Доктор! Доктор! Слава тебе господи! – дурашливо запричитал Игнат, загородив ему дорогу. – Ну, наконец-то, хоть один из врачей появился. А то, кого ни спроси, все в разъездах. И куда им ездить, спрашивается? А мне врача надобно позарез. Ага! Брюхом маюсь уже третьи сутки. Льет из меня – как из крана хлещет. Вот, поверите ли, уже все перепробовал – ничего не помогает. И отвары всякие, и пилюли… Прямо хоть ложись да помирай. Может, вы что-нибудь присоветуете? А, доктор?!

– Вам нужно к инфекционисту. Возможно, у вас дизентерия, – недовольно нахмурился неизвестный, намереваясь идти дальше.

Но не тут-то было.

– Доктор! – слезно простонал Игнат. – Может, каких лекарств подскажете? А то где это я сейчас найду… Как его? Ин-фин-циста. Ну что вам, жалко, что ли? Вы вот брюхо пощупайте. Там, поди, уже все кишки узлами-то позавязались!

Неизвестный нервно дернулся, пытаясь обойти настырного «пациента». Но тот оказался прилипчив как репей.

– Креста на тебе нет! – с укором всхлипнул Игнат. – Тебе, поди, без разницы – помру я или не помру. А я жить еще хочу! Ну, помилосердствуй, что ли!

По глазам неизвестного было видно, что он уже закипает и вот-вот взорвется, как перегретый паровой котел.

– Хорошо, хорошо! – зло бросил он. – Сейчас укол больному сделаю и займусь вами.

– Вот спасибо, вот спасибо, дай вам… – затараторил Игнат, вцепившись в рукав халата. – А вот еще, еще скажите!.. С чего бы это у меня так смердят ноги? Ну, никакого спасенья нет. С промысла только приду, разуюсь – вся семья на улицу выскакивает! Я уж и в самогоне их отмачивал… Первачок хороший такой, крепкий! И дегтем мазал, и скипидаром – нет! Все одно смердят, никакого толку. Прямо хоть возьми да поотрубай ноги эти окаянные. И еще вот, доктор…

– Да отстань же ты от меня, в конце концов! – заскрежетал зубами неизвестный, выдергивая рукав. – Ну посмотрю я тебя, посмотрю! И живот твой пощупаем, и портянки понюхаем… Все проверим, все!

– Ваши документы, гражданин! – пружинисто взбежав по лестнице, потребовал участковый Шаньгин. – С места прошу не двигаться.

Мягко, по-кошачьи отступив на шаг от Игната, неизвестный неожиданно швырнул кювету в лицо участковому, от которой тот едва увернулся. С отрывистым выкриком «доктор» резко выбросил вверх ногу и твердым, как камень, каблуком ударил Игната в лицо, опрокинув того навзничь. Затем одним стремительным прыжком он подскочил к окну и с ходу впечатался плечом в раму.

Сопровождаемый треском дерева и звоном битого стекла, «доктор» вылетел наружу. Однако едва он, шлепнувшись на лужайку и пару раз перекувырнувшись на траве, попытался вскочить, как его остановил строгий окрик Семена:

– Не двигаться – стреляю без предупреждения!

«Доктор» поднял голову и увидел угрюмо-черный глазок ствола охотничьего карабина, нацеленный ему в голову. Но не только это остудило его пыл – всего в паре шагов, обнажив острые клыки, стояли готовые к броску две крупные лайки.

Когда Шаньгин защелкнул наручники на запястьях «доктора», Семен сорвал с лица неизвестного марлевую маску и добродушно усмехнулся:

– Что, паря, думал старых дураков на мякине провести. А ты, как я погляжу, и впрямь бесценный спец. Ишь как за тобой клиенты гоняются, аж в окно пришлось от них сигать!

– Ну все, пошли в отделение, – по-будничному, почти дружелюбно, скомандовал Шаньгин.

– Э-э! А ну-ка, погодь! – Из дверей больницы, с недобрым огоньком в глазах, вернее, в одном правом, поскольку левый полностью заплыл, решительным шагом к ним приблизился Игнат.

– Игнат, ты чего это затеял?! – встревожился Шаньгин, пытаясь заступить ему дорогу.

– Да ничего, ничего, Акимыч, не боись! Все под контролем. Я же его как человека попросил помочь от поноса. А он! Ногой по морде. Нет, насчет такого лечения мы не уговаривались!

Коротко размахнувшись тяжелым и крепким, как булыжник, кулаком, Игнат сокрушительно заехал «доктору» в скулу. Тот, даже не охнув, покатился по земле.

– Так твою грыжу! – всплеснул руками Шаньгин. – Да ты же убил его, остолоп! Чего доброго, самого привлекут.

– Куда там! Оклемается, – отмахнулся Игнат. – Я же с умом бил – чай, в кузне рука тренирована. А то, получается, я – с битой мордой, а он – как пасхальное яичко. Непорядок!

ГЛАВА 7

Примерно в это же время «Волга», преодолев затяжной подъем, помчалась по серпантину дороги, врезавшейся в крутой каменистый склон сопки, почти лишенный растительности. Лишь на вершине сопки да внизу, вдоль обширного распадка, зеленела тайга. Желтовато-белесый откос, уходивший вниз от края дороги, метрах в пятидесяти заканчивался отвесным обрывом. Реденькая цепочка бетонных столбиков служила чисто условной страховкой для тех, кто по какой-либо причине мог вылететь за пределы дороги. Гуров смотрел на лесистые сопки, громоздившиеся с другой стороны распадка, на узкое длинное озеро, которое внезапно открылось внизу в прогалах между деревьями…

– До Кузоева километров пять осталось, – деловито сообщил Валерка.

Гуров посмотрел на дорогу и увидел вылетевший из-за поворота тяжеловесный «ЗИЛ». Валерка, насвистывая что-то популярное под шум мотора, на встречную машину даже не обратил внимания. Но Гуров каким-то шестым чувством вдруг ощутил в этом грузовике непонятную угрозу. Возможно, потому, что «ЗИЛ» по мере их сближения как-то нервно стал подбираться к осевой, при этом резко наращивая скорость.

– Сбрось газ! – скомандовал Гуров. – На обочину, живо!

Валерка тут же нажал на педаль тормоза, уводя машину вправо, к самому краю дороги. В долю секунды оба осознали, что еще чуть-чуть – и лобового столкновения им избежать бы не удалось. Но за рулем «ЗИЛа», судя по всему, был опытный водила, который свой хлеб зря не ел. Тяжелый грузовик грамотно вильнул на узком дорожном полотне, сбросив «Волгу» вниз по косогору резким боковым ударом задних колес. Даже самый придирчивый наблюдатель, находясь рядом, едва ли смог бы заподозрить в этом маневре злой умысел, настолько все выглядело некой роковой случайностью.

Валерка, который, к счастью, тоже оказался на высоте положения, успел вывернуть колеса вправо, и «Волга» после секундного страшного крена ринулась по склону вниз, распахивая землю заблокированными усилием тормозных колодок колесами. Всего лишь мгновение отделяло машину от бокового опрокидывания и беспорядочного, неудержимого падения до самого обрыва.

Но теперь на благополучный исход надеяться было трудно. Машина скользила вниз, по сути не имея никакого сцепления с грунтом склона, – мелкие горошины галечника не давали протектору колес с ним соприкоснуться. Любая ложбина на склоне, любой крупный камень, попавший под колесо, означали бы одно – кувырок «Волги», падение в пропасть. Казалось, нет ни малейшего шанса на спасение.

Внезапно чуть левее траектории их скольжения Валерка увидел большой валун, глубоко засевший в склоне у самого края обрыва, рядом с которым воздетыми вверх корнями щетинился комель дерева, некогда выросшего здесь, потом погибшего и опрокинувшегося верхушкой в пропасть. Чуть отпустив педаль тормоза, Валерка попытался сманеврировать, чтобы направить «Волгу» на это препятствие. Машину вновь накренило вправо, но она удержалась и на этот раз. А еще через долю секунды «Волгу» сотряс удар, после чего она замерла в плотном облаке клубящейся пыли. По инерции Гурова бросило вперед. От удара головой потемнело в глазах. Он почувствовал, как по лбу медленно потекла теплая липкая влага.

Валерка сидел за рулем, бледный как полотно, и надсадно кашлял. Из его разбитой губы на подбородок сочилась кровь. Очевидно, он сильно ударился грудью о баранку и был на грани потери сознания.

– Из кабины – быстро!!! – заорал Гуров, резко распахивая дверцу.

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>