<< 1 ... 3 4 5 6 7 8 9 10 >>

Тринадцатые врата
Олег Юрьевич Красильников


В первое мгновенье ничего особенного не произошло. Но не успела осесть пыль, как из темной глубины котла ударил столб яркого света. Как будто само солнце вдруг вырвалось наружу и осветило внутренности кочегарки. Окружающие предметы заиграли в лучах неведомого светила, заискрились всеми цветами радуги. Котельная уже не была унылым помещением, казалось, из самой середины потаенного мира в нее проникла волшебная сущность.

– Не бойтесь, идите за мной, – пригнувшись, сказал Рюрикович и смело шагнул в море света.

Следовавший за ним Иван на секунду задержался, затем сделал шаг и провалился в сияющую бездну. Сначала его охватил страх. Такой страх испытывал каждый, когда во сне падал в пропасть. Потом страх сменился восторгом. Оказалось, что Иван вовсе не падал, он летел, парил как птица в пушистых снежно-молочных облаках. Его тело наполнила сладостная истома, сознание затуманилось. Нельзя было понять, сколько же времени продолжалось все это – мгновенье или целую вечность?

Когда Иван очнулся, он лежал на зеленой лужайке. Первое, что он увидел, было удивительно прозрачное безоблачное небо. Иван приподнялся. Вокруг, насколько хватало взгляда, простирались лесистые холмы, а на самом горизонте виднелись скалистые горы с белоснежными вершинами. Тишина звенела, как натянутая струна.

– Добро пожаловать в Вальхаллу, – послышался мужской голос, который показался Ивану знакомым. Он похож был на голос учителя, только теперь к нему прибавились властные нотки. Ваня повернулся и не поверил своим глазам. Рядом с ним стоял человек в стальном остроконечном шлеме и сияющих доспехах. На поясе висел огромный меч, рукоятка которого была украшена рубинами и сапфирами. Его усы и длинная седая борода говорили о почтенном возрасте, но орлиный взор и моложавая фигура выдавали скорее богатыря, нежели старца. Несмотря на изменившийся облик, Иван признал в этом человеке своего учителя.

– Олег Юрьевич, – произнес он удивленно.

– Так меня называют в вашем мире, – сказал богатырского вида старец. – С этой минуты зови меня Вещий Олег.

– Вещий Олег, а где же остальные? – не успел Иван закончить фразу, как почти одновременно раздались три сильных хлопка, и прямо из воздуха материализовались два подростка и недоеденный бутерброд. Это были Лена и Андрей, но их прически и особенно одежда сильно изменились.

У Лены вместо короткой стрижки «карэ» появилась длинная искусно заплетенная коса, а сама она оказалась одетой в долгополый русский сарафан, украшенный замысловатой вышивкой. Андрей превратился в крутого байкера. Вместо вечно всклокоченных и торчащих в разные стороны волос, из-за чего он напоминал только что вылупившегося птенца, на голове красовался фиолетовый панковский гребень. Одет он был в черную кожаную куртку и такие же брюки с множеством металлических заклепок, на ногах – ботинки со скошенными каблуками.

– Ух ты, прикольно! – оглядев друзей, воскликнула Ленка.

По ее взгляду Иван понял, что он тоже преобразился. Его кудрявые волосы были коротко подстрижены. За плечами на тесьме висела ковбойская шляпа. Кожаная куртка с бахромой, широкий ремень и грубой выделки холщевые штаны завершали антураж.

– Что все это значит? – испуганно озираясь, спросил Андрей и лихорадочно стал приглаживать свой фиолетовый хохол.

– В Вальхаллу каждый попадает таким, каким он представляет себя в самых сокровенных мечтах, – ответил Рюрикович.

Только теперь вновь прибывшие обратили внимание на бывшего учителя, представшего перед ними во всей красе своего нового облика.

– Разрешите представить, – торжественно произнес Иван, – Перед вами Вещий Олег собственной персоной. Он хочет, чтобы с этой минуты его называли только этим именем.

– Можно просто – Рюрикович, – улыбнулся старец. – Для меня не секрет, что между собой вы назвали меня именно так, и, как видите, были недалеки от истины.

– А где же Никита? – спохватился Андрей.

– Вместо него телепортировался только бутерброд, – хихикнула Ленка.

– Быть может это и есть Никита, – прошептал Иван. Ребята вспомнили слова Рюриковича о том, что каждый перевоплощается в предмет своих тайных желаний, и им стало не до смеха.

Не успели они как следует обдумать эту мысль, как раздался громкий щелчок и на поляну выкатился толстый крепыш в японском кимоно. Короткие волосы были собраны на затылке в пучок. В первое мгновенье всем показалось, что даже глаза у Никиты, а это был именно он, стали раскосыми. В таком виде наш герой напоминал японского борца сумо. Впечатление усилилось, когда ничего не понимающий Никита встал на четвереньки и стал испуганно оглядываться по сторонам.

– Никогда не подозревал, что ты хочешь стать сумоистом, – хихикнул Андрей.

– Я – сумоистом? – промямлил Никита, начиная приходить в себя. – А ты стало быть, крутым чуваком.

– Да, хороша компания: ковбой, байкер и сумоист, – сказала Лена.

– И сестрица Аленушка, – добавил Андрей, от чего девочка покраснела и стыдливо опустила глаза.

Препирательства наших героев были прерваны последующими событиями. Вещий Олег протрубил в изогнутый рог. Звук был сильным и звонким. Он эхом разлетелся по окрестностям. Прошло еще мгновение, и из прилегающей к поляне чащи раздался зычный ответ, а затем послышался топот копыт. Раздвинулись ветки ближайших деревьев, и на освещенном пространстве показалось удивительное существо, наполовину человек, наполовину – лошадь. Во всем его облике угадывалась настоящая античная красота и нечеловеческая сила: мускулистые руки, стальные мышцы груди и живота, гордая осанка спины и стать породистого скакуна. В довершение всего тело венчала убеленная сединами благородная голова.

Дети не верили своим глазам.

– Это же настоящий кентавр, – прошептала восхищенная Лена.

– Интересно было бы посмотреть на его ауру, – подумал Иван и закрыл глаза. Ровное оранжевое свечение окружало силуэт кентавра.

– Магическая сила – выше среднего, – сделал заключение Иван.

– Кентавр Хирон, – представил подъехавшего Рюрикович, – старейший из всех кентавров Вальхаллы.

– Приветствую тебя и твоих спутников, Вещий Олег, – произнес Хирон мощным гортанным голосом. – В Гиперборее вас уже заждались.

– Гиперборея – это часть Вальхаллы, которую населяют силы добра, – объяснил Рюрикович.

Между тем Хирон заржал словно лошадь, и из леса показался серый в яблоках конь и три молодых безусых кентавра. Когда вся группа приблизилась, ребята разглядели, что конь был богатырского сложения, а кентавры лицом походили на Хирона.

– Мой верный Перун, – обрадовался Вещий Олег, ласково гладя коня по лохматой гриве.

– Тот, от кого вам предсказывали смерть? – спросила Лена.

– Что ты, девочка, лошадь, о которой ты говоришь – всего лишь земная тварь, а Перун – сказочный конь. Он может мчаться с огромной скоростью, едва касаясь земли. С ним молодые кентавры – сыновья Хирона: Девон, Икар и Фобос. Они доставят нас в главный город Гипербореи – Атлантиду.

– Я думал, что Атлантида – это выдумка.

– Для обывателей так оно и есть. Легенду о ней рассказали людям волшебники во время своих земных странствий, – задумчиво произнес Рюрикович.

– Однако нам пора в путь, – и он ловко взобрался в седло. – Мои друзья кентавры согласились нас подвезти. Лена сядет на Хирона, остальные поедут с его сыновьями. Но помните, кентавры – не извозчики, а гордые свободолюбивые существа. Советую вам с ними подружиться.

Хирон согнул переднюю ногу, подставил копыто, и Лена, несмотря на свой длинный сарафан, ловко подпрыгнула и оказалась на спине кентавра. Остальные ребята были не столь проворны. Особенно пухлый Никита. Он долго кряхтел, пытаясь взгромоздиться на спину Девона, пару раз скатывался вниз. Получилось только с третьей попытки. Причем Никита ухитрился залезть задом наперед. Девон вздрогнул, и Никите ничего не оставалось, как ухватиться за его хвост. Затем еще минут пятнадцать мальчик пытался развернуться, чем вызвал хохот не только своих товарищей, но и невозмутимых кентавров.

Ивану достался младший из братьев – Фобос. Его можно было бы сравнить с веселым хулиганистым пацаном, поэтому неудивительно, что кентавр и подросток сразу почувствовали взаимную симпатию.

Вещий Олег протрубил в рог, и колоритная процессия двинулась в путь. По дороге Рюрикович рассказывал ребятам о Вальхалле.

6

РАССКАЗ ВЕЩЕГО ОЛЕГА

Вальхалла представляет собой круглый материк почти правильной формы, который со всех сторон омывается Великим океаном. Посреди материка протекает самая большая река под названием Лета, которая делит его на две части: Гиперборею – страну сил добра, и Немезиду – царство темных сил. Лета протекает с Севера на юг, берет начало в Великом океане и в него же впадает. Гиперборея находится на востоке материка, там, где начинается день, Немезида – на западе, где в свои права вступает ночь.

Вокруг Вальхаллы как на циферблате часов расположены двенадцать врат, через которые можно общаться с миром людей. Шесть врат с восточной стороны контролируются силами добра. Другие шесть, что расположены на западе, охраняют силы зла.

– Мы вошли через четвертые ворота, хранителем которых я являюсь, – объяснил Рюрикович. – Отсюда до столицы Гипербореи Атлантиды три дня пути верхом.

– А кто еще является хранителями врат? – спросила Лена. Она гордо восседала на спине Хирона, крепко обхватив его руками за шею.

– Это великие маги, Сияющие, о которых вы наверняка читали или слышали: Аристотель, Лориэль, Заратустра, Лао-Цзы и Нострадамус.

– Вот бы их увидеть, – восхищенно воскликнул Андрей.
<< 1 ... 3 4 5 6 7 8 9 10 >>