<< 1 2 3 4 5 6 >>

Василий Владимирович Веденеев
Амурные увлечения вождей

Именно так обстоит дело и с тайнами любовных отношений и кончины Франклина Делано Рузвельта (1882–1945), который занимал пост президента Соединенных Штатов Америки в период с 1933 по 1945 г., в период страшной экономической депрессии и Второй мировой войны…

Баловень судьбы

С детства Рузвельта считали баловнем судьбы. Его отец, Джеймс Рузвельт, был богатым человеком, президентом ряда промышленных корпораций и владел большим родовым имением Гайд-Парк на берегу реки Гудзон, расположенным между шумным «Большим яблоком» – так американцы привычно именовали Нью-Йорк – и Олбани.

Мать Франклина – Сара Делано – была гораздо моложе мужа и также происходила из богатой промышленной элиты, принадлежавшей к высшим слоям американского общества. Ее семья владела угольными шахтами и рудниками, имела свой большой флот чайных клиперов, что в те времена приносило фантастические доходы, меднорудные месторождения и обширные участки земли, стоимость которых неуклонно росла год от года. Вполне понятно, юный Франклин ни в чем не нуждался. Он имел все, что мог пожелать. В четырнадцать лет Рузвельт поступил в частную школу для местной элиты в Гротоне, по ее окончании – в Гарвардский университет, а затем в Школу права Колумбийского университета. В 1905 г. двадцатитрехлетний Франклин женился на своей дальней родственнице Элеоноре, с которой еще до того тайно обручился, поскольку был в нее страстно влюблен. Влюбленность молодой муж доказал делом, и Элеонора родила одного за другим пятерых детей.

Блестяще образованный, красноречивый, высокий, стройный, элегантный – тогда еще коварная болезнь, приковавшая будущего президента к инвалидному креслу, не нанесла молодому человеку своего страшного и жестокого удара, – Рузвельт стал завсегдатаем множества клубов и мало интересовался юриспруденцией. Он не нуждался в средствах. Но Рузвельт честно выдержал нелегкий экзамен на членство в коллегии адвокатов и вскоре занял должность старшего клерка в довольно известной нью-йоркской юридической фирме «Картер, Ледиярд энд Милберн».

Вскоре его внимание привлекла политика – недаром, видно, ею с большим увлечением баловался отец Франклина: возможно, сыграли роль гены, но, вполне вероятно, сама судьба каким-то образом подсказала молодому, богатому и преуспевающему правоведу, что именно на политическом поприще его ждут истинное признание, широкая известность, слава и бессмертие. Как бы там ни было, в 1910 г. Рузвельта избрали делегатом на съезд демократов Нью-Йорка. А скоро энергичный юрист стал одним из лидеров партии и немало сделал на выборах президента Вильсона.

– Мы должны отблагодарить его, – сказал, вселившись в Белый дом, новый президент-демократ. – Как это лучше сделать?

– Говорят, он любит корабли и море, а у его тестя собственный парусный флот, – почтительно подсказал секретарь.

– Отлично, – прищелкнул пальцами Вильсон. – Пусть Рузвельта назначат помощником министра военно-морского флота!

В 1913 г. Франклин, действительно обожавший море и даже одно время намеревавшийся поступать в Военно-морскую академию в Аннаполисе, занял указанный президентом пост. С этого все и началось. Учитывая новое положение, его жена Элеонора решила пригласить себе секретаря, и ей порекомендовали Люси Мерсье. Вскоре та приступила к исполнению своих обязанностей.

Увидев новую секретаршу жены, Франклин на мгновение лишился дара речи – Люси была ослепительно молода и удивительно хороша собой. У тридцатилетнего помощника министра голова пошла кругом, и он забыл обо всем на свете, покоренный красотой очаровательной Люси. Франклин и сам был хорош собой, богат и умел ухаживать за женщинами, тем более если страстно желал как можно скорее добиться взаимности. И он ее добился! Ворота крепости, которую настойчиво осаждал Рузвельт, вскоре распахнулись, и Мерсье полностью капитулировала, сдавшись на милость победителя. Однако, даже сходя с ума от любви и вожделения, влюбленные, ставшие любовниками, умело скрывали свою связь и тщательно соблюдали меры предосторожности. С каждым днем Франклин увязал в своем безумном романе все глубже и глубже. Вскоре он ясно понял, что уже зашел очень далеко.

– Я готов начать новую жизнь, – прямо сказал он Люси. – Мое состояние в настоящее время таково, что я готов оставить семью и детей, посвятив всего себя тебе.

Однако этим планам не суждено было сбыться. Как всегда, нашлись доброхоты, которые сообщили Элеоноре о романе ее мужа с Люси. Оскорбленная жена забрала всех детей и немедленно уехала в имение в Кампобелло. Поразмыслив, Франклин решил, что это даже к лучшему: меньше слез и визгливых скандалов. Но судьба решила иначе.

– Как долго продолжается связь моего сына с этой девицей? – поинтересовалась у своего поверенного в делах мать Франклина – властная и очень богатая Сара Делано.

– Уже несколько лет, мэм, – почтительно ответил тот.

– Она действительно чертовски хороша, – прищурила глаза Сара, – но мне придется серьезно вмешаться в это дело, хотя бы ради чести семьи Рузвельт! Есть ли надежный способ избавиться от красавицы?

– Выдать ее замуж, – вполне серьезно посоветовал поверенный в делах. – Цепи Гименея часто бывают значительно крепче тюремных стен и кандалов!

– Это верно, – поразмыслив, согласилась Сара.

Она не привыкла откладывать дела в долгий ящик.

Очень скоро мать объявила сыну: в случае продолжения его связи с красавицей Мерсье она немедленно лишит Франклина финансовой поддержки! Это оказало на будущего президента Соединенных Штатов воздействие, сравнимое с отрезвляющим холодным душем: деньги – это все! А жить без них он не привык и совершенно не умел! Одновременно начали обрабатывать и Люси, запугивая ее тем, что ей придется связать жизнь с отцом, бросившим пятерых детей! В пуританской Америке тех лет подобные аргументы имели весьма серьезный вес. Одними угрозами дело не ограничилось, и рядом с молодой красавицей появился весьма богатый представитель знатной нью-йоркской семьи Рутерферд. В 1920 г. Сара Делано одержала полную победу: Люси согласилась стать женой богача Рутерферда, который был старше ее на тридцать лет! Казалось, жизнь вошла в свою колею, все потихоньку успокаивалось и возвращалось на свои привычные места. Но Элеонора никогда не смогла забыть и простить мужу измены.

Страшное прозрение

В том же 1920 г., когда любовникам поневоле пришлось расстаться, демократы выдвинули Рузвельта на выборах на пост вице-президента в паре с известным тогда политиком Джеймсом Коксом. Франклин горячо взялся за дело – видимо, ему хотелось забыться и отвлечься от болезненного крушения любви – и объездил с предвыборными речами почти все Штаты. Как позднее подсчитали его биографы, Рузвельт в тот период произнес более тысячи речей. Однако, несмотря на все его усилия, демократы с треском проиграли предвыборную кампанию, и Франклин вынужденно вернулся к адвокатской практике. Все праздники, в том числе и праздник любви, закончились. Начинались суровые будни. Они оказались куда более суровыми, чем мог предположить бывший помощник военно-морского министра (этот пост Рузвельт оставил в 1920 г.). В августе 1921 г. его настиг полиомиелит, и у Франклина парализовало всю нижнюю часть тела.

– Это кара Господня! – сказала одна из знакомых семьи Рузвельт, узнав о болезни Франклина. – Как развратнику за измену жене!

– Возможно, наоборот, Господь испытывает того, кого он любит? – мягко возразил ей священнослужитель.

На удивление всем, Рузвельт проявил недюжинную волю и настойчивость в борьбе с болезнью: весной 1922 г. он уже мог самостоятельно передвигаться на костылях, не прибегая к посторонней помощи. И его политические амбиции неизмеримо возросли. Дальновидный и хитрый правовед решил сделать свое несчастье козырным тузом в предвыборной борьбе. Кроме того, теперь он действительно хорошо понимал нужды калек и нищих, хотя сам никогда нищим не был.

В 1928 г. Рузвельт добился первого серьезного успеха на политической арене – его избрали губернатором штата Нью-Йорк. На этом посту его и застала страшная беда Великой депрессии. Франклин делал все что только мог, и простые американцы прекрасно видели и могли по достоинству оценить его усилия. Поэтому вскоре Рузвельта выдвинули кандидатом на пост президента страны. В 1932 г. Франклин выиграл гонку президентских выборов и повел страну «новым курсом», еще не зная, что впереди его ждет куда более страшное испытание, чем Великая депрессия. Имя этому испытанию – Вторая мировая война!

Рузвельт с честью выдержал и этот удар. В начале апреля 1945 г., как вспоминал впоследствии адъютант президента Дж. Дэниэл, Рузвельт решил отправиться передохнуть в Уорм-Спрингс.

– Мы тоже заслужили право на некоторую передышку, – с улыбкой сказал он своему адъютанту.

– Несомненно, сэр, – поспешил согласиться тот. – А вы заслужили ее, как никто другой.

– Ладно, старый льстец, – шутливо погрозил ему пальцем Франклин. – Я хочу пригласить провести с нами время некоторых старых знакомых и приятных для меня людей.

– Ваши родственники, сэр?

– Не станем их беспокоить, – тонко улыбнулся президент. – Жене тоже нужно передохнуть от старого паралитика.

Как указывают многие биографы и эксперты, занимающиеся детальным изучением биографии президента Соединенных Штатов Америки Франклина Делано Рузвельта, гости появились в резиденции Уорм-Спрингс на следующий же день, то есть 9 апреля 1945 г. Какие же старые знакомые получили приглашение от президента провести с ним свободное время? Первой из приглашенных оказалась… Люси Мерсье-Рутерферд! Как позднее говорили, Рузвельт якобы пригласил ее исключительно для того, чтобы она привезла свою подругу, русскую художницу-эмигрантку Елизавету Шуматову. Той предстояло написать портрет президента США, который он намеревался подарить единственной дочери Люси. Многие эксперты и биографы Рузвельта совершенно справедливо задаются вопросом: а кто отец этой девочки? Официальный муж красавицы любовницы президента престарелый миллионер Рутерферд или… сам Франклин Делано Рузвельт?

Возможно, он предчувствовал свою близкую кончину и хотел подарить портрет единственной дочери, рожденной ему любимой женщиной, с которой его вынудили расстаться?

Вместе с художницей Шуматовой приехал еще один эмигрант – фотограф Роббинс, – который намеревался сделать целую серию снимков президента: за время отдыха Шуматова могла не успеть закончить портрет, а когда представится иная возможность работать с натурой, никто заранее сказать не мог. Даже сам президент Соединенных Штатов.

Девятого числа никто не работал, но уже десятого Роббинс начал делать снимки. Однако президент остановил его:

– Лучше сделайте фото Люси, прошу вас. Мне хотелось бы иметь его на память, если нет возможности постоянно видеть оригинал.

– Да, конечно, я непременно сделаю это, сэр, – поспешил заверить фотомастер. – Непременно, сэр!

Встреча в Уорм-Спрингс если и являлась свиданием президента с любимой женщиной, то это свидание явно не носило любовного характера и, по всей вероятности, не предусматривало интимных отношений, поскольку в резиденции среди приглашенных присутствовали две племянницы Рузвельта. Они находились в кабинете, когда Роббинс делал фотоснимки и когда Франклин позировал Шуматовой. Впрочем, многие эксперты не исключают никаких вариантов. Важно то обстоятельство, что там вполне открыто присутствовала Люси!

До двенадцатого апреля все шло вполне нормально. Утром рокового дня президент работал с бумагами, а художница работала над его портретом. Затем президент заявил, что он устал и хотел бы отдохнуть.

– Я с удовольствием займусь моей коллекцией марок, – сказал он и действительно некоторое время провел за этим занятием, а потом вновь вернулся к деловым бумагам.

Вскоре слуги стали накрывать стол для ланча. Рузвельт закурил, глубоко затянулся, и вдруг лицо его исказила легкая гримаса боли. Он стал тереть лоб и шею ладонью.

– Ужасно болит голова, – извиняющимся тоном пожаловался он присутствовавшим в комнате.

– Открыть окно, сэр? – спросил один из слуг, но президент уже потерял сознание.

– Врача, врача! – истошно закричал кто-то из помощников Рузвельта.

Но спасти президента уже не удалось: через два часа, так и не приходя в сознание, он скончался. Согласно инструкции, личная охрана немедленно покинула резиденцию, чтобы немедленно начать охранять нового главу государства Гарри Трумэна, до этого момента являвшегося вице-президентом. Следом за охраной поспешно исчезли гости.

В полночь в резиденцию прибыла срочно вызванная вдова президента Элеонора. Она устроила форменное дознание помощникам и прислуге президента. Ей не стоило большого труда установить, что калека с несгибаемой волей ловко обвел вокруг пальца и жену, и мать!

Все считали, что в 1920 г. Рузвельт окончательно порвал с Люси Мерсье и, когда та вышла замуж, больше никогда не виделся с ней. Но на самом деле все оказалось далеко не так. Сила взаимного чувства Франклина и Люси оказалась настолько велика, что они продолжали встречаться еще двадцать пять лет, несмотря на жуткую болезнь Рузвельта, превратившую его в калеку. Мало того, Люси даже наносила тайные визиты в Белый дом.

– Проклятье! – все, что могла сказать Элеонора.

Якобы она лично распорядилась похоронить президента в закрытом гробу, и это породило массу версий и слухов, вплоть до того, что президента внезапно убили выстрелом в затылок, обезобразившим его лицо. Кто убил? Ревнивая Элеонора, которая застала в резиденции Уорм-Спрингс давних любовников? Или политические противники, причем в присутствии довольно многочисленной охраны? Да убили ли Рузвельта?

<< 1 2 3 4 5 6 >>