1 2 3 4 5 6 >>

Василий Владимирович Веденеев
Амурные увлечения вождей

Амурные увлечения вождей
Василий Владимирович Веденеев

Истории роковой любви
Тайные любовные страсти вождей становятся известными, как правило, только спустя десятилетия после их кончины. Когда наконец приоткрываются некогда тщательно закрытые хранилища спецслужб и решаются заговорить бывшие помощники, адъютанты и обслуживающий персонал. Так, премьер-министр Великобритании Бенджамин Дизраэли в частной жизни был до ужаса расчетливым и суеверным, а Лев Троцкий «не пропускал ни одной приличной юбки»; «великий кормчий» Мао Цзэдун любил весь женский состав специально подобранного ансамбля песни и пляски, а «несгибаемый революционер» Че Гевара не просто обожал красивых женщин, но и совершал ради них безумства…

Василий Владимирович Веденеев

Амурные увлечения вождей

© Веденеев В.В., наследники, 2010

© ООО «Издательский дом «Вече», 2010

Президент-плейбой

Западная пресса и другие средства массовой информации для расширения своей аудитории очень любят приклеивать разным странам и государственным деятелям броские прозвища и навешивать ярлыки. В свое время они окрестили президента Республики Индонезия Ахмеда Сукарно «президентом-плейбоем Юго-Восточной Азии».

Старая пословица гласит: нет дыма без огня! У Ахмеда Сукарно действительно было семь или восемь жен, и никто точно не сможет назвать истинное число любовниц, с каждой из которых у него развивался роман. Европейцам трудно понять это, но индонезийцы чуть ли не обожествляли своего президента-плейбоя, фактически присвоившего себе функции диктатора в стране. Дело в том, что, по древним легендам, преданиям, мифам и верованиям Юго-Восточной Азии, только богам и настоящим героям дается в награду небом необычайная сексуальная мощь и сила.

Этот образ старательно поддерживала официальная пропаганда президента, открыто сравнивая его с героем национального эпоса Арджуной, который, если верить преданиям, имел более тысячи любовниц. Как знать, вполне вероятно, Ахмед Сукарно, неутомимый в делах любви, сумел даже значительно обойти мифического юго-восточного героя-любовника, но, возможно, и нет? Об этом история скромно умалчивает, а многие документы, проливающие свет на этот вопрос, надежно спрятаны в архивах спецслужб разных стран – часто секс и политика идут рука об руку, и Сукарно не являлся в этом отношении счастливым исключением…

Годы молодые

Политической деятельностью Сукарно начал заниматься еще в ранней молодости, активно включившись в борьбу против господства голландских колониальных властей. Насколько известно, уже тогда он отличался неудержимой тягой к любовным интрижкам и приключениям. По отзывам соратников, он дня не мог прожить без ласк женщины. Вполне естественно, этим активно пользовались спецслужбы правительства, ловко подставляя тогда неопытному в конспирации молодому Ахмеду своих соблазнительных секс-агентов.

Несмотря на постоянные многочисленные любовные похождения, Ахмед, тогда еще малоизвестный мелкий политический лидер, делавший первые шаги к высшей власти в стране, все-таки решил жениться. Однако имя его первой жены осталось в полном забвении, как имена первых жен многих других азиатских лидеров и диктаторов разных времен. Возможно, это произошло по желанию самого Сукарно: когда азиатские политические лидеры женились в первый раз, это обычно происходило по воле родителей и в довольно молодом возрасте. Затем, получив власть, они старательно стирали эту страницу своей биографии, как бы стыдясь ее. Но возможно, и по каким-то иным причинам? По крайней мере, так поступили не только Ахмед Сукарно, но и «великий кормчий» Мао, а также ряд других политических лидеров Юго-Восточной и Центральной Азии.

Известно, что второй женой любвеобильного Сукарно стала красавица Ингитт, с которой он сохранял супружеские отношения на протяжении долгих лет, хотя они иногда серьезно омрачались скандалами, причиной которых неизменно служила необычайная любвеобильность Ахмеда.

– Он готов бежать без оглядки за первой же бабской юбкой – так характеризовали будущего президента-плейбоя и диктатора аналитики из западных спецслужб. – Особенно если эта юбка надета на какую-нибудь стройную и смазливую бабенку.

Вполне естественно, на Сукарно регулярно поступала информация в спецслужбы колониального режима, против которого он выступал как политический противник. В конце концов удивительно любвеобильный и чересчур активный Ахмед изрядно надоел властям, и его сослали подальше от столицы, в глушь, в деревню, на юг острова Суматра, где заниматься политической деятельностью не было ни малейшей возможности.

Единственное послабление, которое получил от властей Сукарно, – право преподавать в местной средней школе. Ахмед ухватился за это разрешение властей обеими руками. Сукарно тогда исполнилось тридцать семь лет, он уже был дважды женат, имел неисчислимое количество разнообразных любовных приключений и интрижек, но его любвеобильная натура настоятельно требовала чего-то нового, еще не изведанного. И ссыльный политик-учитель обратил свое благосклонное внимание на… ученицу школы Фатмавати.

– Я влюбился в нее просто без памяти! – впоследствии утверждал Сукарно.

Девушка, еще совсем юная, годилась ему в дочери, но… Амуру не прикажешь, и он вольно рассылает свои стрелы. Возможно, утверждения Ахмеда о любви страстной и безумной, возникшей чуть ли не с первого взгляда, оказались чистой правдой: он женился на Фатмавати, которая преклонялась перед ним. За последующие десять лет совместной жизни она родила президенту пятерых сыновей.

Шли годы, политическая обстановка менялась. Сукарно стал признанным лидером и занял пост президента Индонезии. И тут взбунтовалась его вторая жена – Ингитт: она ушла от мужа, не получив развода. Что же произошло?

Дело в том, что Ахмед Сукарно никогда не считал супружескую верность и постоянство обязательными добродетелями. Особенно когда он оказался на самой вершине государственной власти. К тому же он считался весьма красивым и привлекательным мужчиной, поэтому женщин интересовали не только его государственные посты и должности – Ахмед интересовал их и как привлекательный, неутомимый и ласковый, щедрый и внимательный любовник.

Президент завел себе специальный «парад красавиц», в число которых отобрали самых прекрасных девушек – их обязанностью являлось повсюду сопровождать Сукарно и предварять его появление на публике своей ослепительной красотой. Одну из этих красавиц, входящих в его необычный эскорт, Сукарно решил сделать своей четвертой женой. Имя красавицы – Хартини Сувондо, и вопреки всем преградам она стала четвертой официальной женой диктатора!

Тут же подняла семейный бунт всегда остававшаяся покорной и послушной воле мужа его бывшая ученица Фатмавати. Она тоже ушла от Ахмеда. Скандал получился весьма крупный, и следовало его побыстрее потушить, тем более что многочисленные женские организации Индонезии выступили с резким осуждением поведения главы государства.

Выход нашли самый неожиданный, при котором, как говорится, и волки были сыты, и овцы целы: красавицу Хартини Сувондо президент распорядился поселить в Боготе в бывшей резиденции голландского генерал-губернатора, окруженной роскошным ботаническим садом. Вместе с ней поселился ее муж – гражданин Сукарно. Не президент, а частное лицо, заключившее брак! Госпожа Фатмавати по-прежнему формально оставалась первой леди Индонезии. Все были довольны, и больше всех – сгоравший от вожделения Сукарно, которому Хартини в самом скором времени подарила одного за другим двоих сыновей.

Визит в СССР

В 1960–1961 г., когда Генеральным секретарем ЦК КПСС был Никита Сергеевич Хрущев, из-за многих политических и военных разногласий и непродуманной волюнтаристической политики Хрущева начал разгораться серьезный конфликт с «китайскими братьями». В то время компартией Китая уже на протяжении многих лет бессменно руководил Мао Цзэдун – он занял практически непримиримую позицию, что вызывало серьезную озабоченность в Кремле.

Обстановка в Азии, в том числе в ее юго-восточной части, могла весьма серьезно обостриться, поэтому ЦК КПСС решил в самом срочном порядке подыскать другого надежного союзника и военного партнера, которым можно было бы успешно заменить Мао Цзэдуна. Аналитики советской разведки и политические умы ЦК решили рекомендовать Политбюро сделать ставку на президента многомиллионной Индонезии – одной из крупнейших и развитых стран Юго-Восточной Азии. Тем более что между Индонезией и Советским Союзом поддерживались давние дружественные отношения.

Сукарно пригласили посетить нашу страну с официальным визитом, и приглашение было с благодарностью принято – в 1961 г. Ахмед Сукарно торжественно прибыл в СССР. Принимая президента-плейбоя и фактического диктатора Индонезии, советские руководители того периода на скупились на щедрые посулы и обещания, дорогие подарки и высокие награды: позарез требовался серьезный противовес имевшему отмобилизованную многомиллионную армию Мао.

Некоторые историки считают это чистой случайностью, но большинство политологов и аналитиков из разведслужб придерживаются мнения, что далеко не случайно визит главы Индонезии совпал с шестидесятилетием высокого гостя. В его честь Никита Хрущев распорядился устроить пышные торжества, на которых юбиляр присутствовал в парадном военном мундире. Казалось, готовившие празднество предусмотрели абсолютно все, чтобы угодить высокому гостю и всячески расположить его к Стране Советов. Сукарно получил огромное количество подарков, которые он принимал весьма благосклонно, а в дар от членов советского правительства, многие из которых далеко не блистали умом и высокой культурой, гостю преподнесли внушительных размеров бронзовую скульптуру «Девушка с веслом» работы известного советского скульптора Манизера. Ахмед выразил восхищение формами скульптуры и стал дальше наблюдать за ходом торжеств.

– В такой знаменательный день наш вождь рассчитывал получить от гостеприимных хозяев в подарок живую девушку, – немного наклонившись в сторону сидевшего рядом с ним Анастаса Микояна, едва слышно шепнул посол Индонезии в СССР Адам Малик.

Естественно, разговор шел через переводчика. И то ли по указке посла, то ли уже от себя, переводчик с чисто восточным ехидством добавил:

– Можно даже без весла.

Лицо одного из бывших знаменитых бакинских комиссаров Анастаса Микояна, про которого потом ходила шутка, что только он один сумел прожить от «Ильича до Ильича без единого паралича», осталось совершенно невозмутимым, словно он ничего не слышал. Можно даже сказать, оно застыло, как у каменного сфинкса.

– Прошу отведать национальных русских рыбных блюд, – радушно предложил Микоян после некоторой паузы. – И выпьем за здоровье и долголетие нашего дорогого гостя!

Многие эксперты полагают: культивируемое рядом историков мнение о том, что советскому руководству ничего не было известно о сексуальных пристрастиях и половой неудержимости Сукарно, совершенно неверно. В любом случае, перед высоким визитом высшему руководству страны готовили очень подробную справку, в которую вносили свои данные и представители разведки. Обязательно запрашивали официальную резидентуру в Индонезии. Она просто не могла ничего не сообщить о пристрастиях и увлечениях главы государства, собирающегося посетить Советский Союз с дружественным визитом. Но моральный кодекс строителя коммунизма не допускал никаких сексуально-половых вольностей: все должно выглядеть совершенно пристойно.

После пышных торжеств по случаю дня рождения президент Сукарно отбыл из Москвы на отдых в Крым, куда его заботливо сопровождал все тот же Микоян. Гостя разместили в правительственной резиденции для самых высоких гостей, а когда пришло время возвращаться домой, в аэропорту Симферополя президента Индонезии провожал снова Анастас Иванович Микоян. Сверкая золотым шитьем на роскошном мундире, Ахмед тепло попрощался со всеми и, легко взбежав по трапу самолета, неожиданно остановился и, прижав обе ладони к губам, послал провожающим воздушные поцелуи, громко воскликнув:

– Гудбай, май дарлинг!

Официальные лица остались в полном недоумении, и только красивая длинноногая блондинка, стоявшая чуть в стороне от Анастаса Микояна, все прекрасно поняла. Эксперты полагают, что советская сторона на время отдыха президента Индонезии подвела к нему исключительно высокого класса секс-агента госбезопасности, которая отлично справилась со своей ролью во всех отношениях, сумев полностью расположить немало повидавшего на своем веку президента-плейбоя к стране победившего социализма.

В дальнейшем отношения между СССР и Индонезией неизменно оставались дружественными. Вероятно, в этом есть немалая заслуга носившего юбку солдата невидимого фронта…

На закате

Ахмед Сукарно заметно старел, но привычек не менял – о его пятой жене практически ничего не известно. Скорее всего это было недолгое, но яркое увлечение потихоньку сдававшего одну позицию за другой завзятого плейбоя, которое не оставило заметного следа. Шестой женой перешагнувшего шестидесятилетний рубеж президента-диктатора стала светлокожая студентка Юрике Сангер, которая также входила в пресловутый «парад красавиц». Говорили, что Сангер родом с острова Сулавеси, но консультировавшие экспертов спецслужб этнографы выражали в этом очень серьезные сомнения.

– Скорее всего, это европейка, которую пытаются старательно замаскировать под уроженку Юго-Восточной Азии, – высказал предположение один из них.

Не исключено, что он оказался прав. Тем более что Юрике Сангер появилась рядом с президентом, как отмечали аналитики ЦРУ, вскоре после визита Сукарно в Советский Союз. Но это достаточно странная, непонятная и загадочная история. Характерно, что связь президента Сукарно с Юрике закончилась довольно быстро, а их брак оказался совсем непродолжительным.

Тем временем индонезийцы начинали потихоньку обожествлять своего президента, приписывая ему черты мифических героев древних эпосов, совершавших совершенно невероятные сексуальные подвиги. В конце концов в 1963 г. Ахмеда Сукарно торжественно объявили пожизненным президентом.

В этот же период Ахмед Сукарно в очередной раз женился. Надо полагать, его предыдущая жена Юрике Сангер, поскольку была студенткой, имела юный возраст. И на этот раз Ахмед тоже выбрал в жены отнюдь не старуху – весьма привлекательной яванке Харьяти исполнилось всего двадцать три года. Естественно, брак заключили по взаимной любви. Насколько известно, Харьяти стала последней официальной женой президента-плейбоя, перещеголявшего даже известного своей неутомимой страстью к любовным похождениям американского президента шестидесятых годов XX в., убитого в Далласе Джона Кеннеди.

Пожалуй, никого из глав правительств, равных в этом отношении Ахмеду Сукарно, в истории не отмечено.

Любовь и смерть Франклина Делано Рузвельта

Очень часто тайные любовные страсти вождей многих великих наций становятся известными только после несколько десятилетий спустя их кончины, когда наконец приоткрываются тщательно закрытые наглухо хранилища спецслужб и решаются открыть рты бывшие помощники, адъютанты или кто-то из дальних родственников, а то и обслуживавших вождей юристов. И то они делают это предельно осторожно и при гарантии собственной безопасности.

Часто любовные интриги вождей сопровождаются серьезными неразгаданными тайнами, прикосновение к которым может грозить простым людям смертью, – потому они и проявляют необычайную осторожность, зная, какая судьба постигла легкомысленных болтунов, решившихся приподнять завесу, скрывающую тайну, когда срок сделать это еще не пришел и власть предержащие не дали добро.

1 2 3 4 5 6 >>