<< 1 2 3 4 5 6

Василий Владимирович Веденеев
Амурные увлечения вождей

В тот период у Гитлера бурно развивался закончившийся трагедией роман с Гели Раубаль. Тем не менее уже тогда, в конце 1930 г., Адольф начал активно ухаживать за Евой Браун: он часто приглашал ее в оперу и на прогулки. Вождя постоянно сопровождали несколько телохранителей, поэтому Ева и Адольф практически не оставались наедине. Девушке тогда исполнилось всего восемнадцать лет, но по свидетельствам ряда исследователей, она уже в этом возрасте заявила и позднее не раз подтверждала:

– Гитлер – именно тот мужчина, которого я стану любить и боготворить всю жизнь!

Конечно, подобное заявление, прозвучавшее из уст восемнадцатилетней бывшей воспитанницы монастырской школы, может показаться странным, но тем не менее это действительно ее слова.

Осенью 1931 г. произошла трагедия с Гели Раубаль, Гитлер одновременно встречался с Гели, которая открыто жила в его мюнхенской квартире, ухаживал за Евой и продолжал сожительствовать с Винифред Вагнер. По воспоминаниям многих лиц, хорошо знавших Гитлера, и свидетельствам архивных документов Адольф опасался слишком сильно привязаться к какой-нибудь из женщин.

– Умному человеку следует иметь примитивную и глупую женщину, – не раз говорил он в кругу соратников по партии. – Представьте, что произойдет, если у меня появится женщина, которая начнет вмешиваться в мою работу?

Геббельс не раз пытался получить определенный контроль над фюрером, постоянно знакомя его с удивительно красивыми блондинками, но опоздал: Гитлер уже сделал свой выбор в пользу Евы Браун. Она не лезла в политику, скромно держалась в тени, была хороша собой и абсолютно подчинялась влиянию своего любовника. Официальные биографы Гитлера утверждают, что интимные отношения с Евой начались в 1932 г., но, зная половую распущенность Гитлера, который уже в семнадцать лет в Вене вовсю кутил с проститутками, можно не сомневаться: это случилось значительно раньше. Однако виделись они редко. И тогда Ева сделала беспроигрышный ход: она написала фюреру прочувствованное прощальное письмо и выстрелила в себя из отцовского пистолета. Это произошло 1 ноября 1932 г. Девушку спасли.

Узнав о случившемся, Гитлер примчался в Мюнхен с большим букетом цветов.

– Она хотела умереть из-за любви ко мне, – со слезами умиления повторял он.

Теперь фюрер не оставлял Еву своим вниманием, даже став канцлером. Но жениться на ней он не собирался, и Ева предприняла вторую попытку самоубийства в начале 1935 г., после чего Гитлер максимально приблизил ее к себе, сделав экономкой Берхтесгадена. Он даже запретил Еве быстро ездить на автомобилях и летать на самолетах, дабы не подвергать опасности ее жизнь. Фюрер позаботился о финансовой независимости любовницы. Наряды ей привозили из Парижа, а обувь специально шил в Риме модельер Феррагамо.

Когда началась война, Гитлер настаивал, чтобы Ева оставалась в безопасности в Баварии, где не бомбили. Исследователи не раз отмечали поразительную преданность Браун фюреру.

– Я умру, если с тобой что-нибудь случится, – не раз говорила она.

И доказала это делом, когда, несмотря на многочисленные строгие запреты Гитлера, весной 1945 г. все же прибыла в уже обреченный Берлин.

– Я готова разделить судьбу любимого человека! – заявила Ева.

Дальнейшее хорошо известно. Правда, нужно сказать, что существуют обоснованные версии западных исследователей о том, что Гитлер не мог допустить смерти Евы и вместо нее умерла… женщина-двойник. Смерть самого фюрера тоже не раз ставили под вопрос, и до сего времени события последних дней апреля – начала мая 1945 г. во многом остаются загадкой и неразгаданной тайной…

«Пламенный трибун»

Среди вождей российского коммунистического переворота, совершенного в октябре 1917 г., Лев Давидович Троцкий (его настоящее, но далеко не полное имя – Лейба-Аарон Бронштейн) занимает особое место. Хотя бы потому, что в те непростые годы он являлся вполне реальным и, пожалуй, единственным соперником Ульянова-Ленина в борьбе за верховную власть в новом социалистическом государстве.

Во-вторых, потому, что Троцкий принимал в качестве наркомвоенмора, то есть наркома по военно-морским делам, самое непосредственное участие в создании «несокрушимой и легендарной» Красной Армии. В этой деятельности у него были не только поистине ужасающие поражения и провалы, что ему со временем припомнили, но он достиг определенных серьезных успехов, которые не преминули приписать себе Иосиф Сталин и его ближайшие соратники: Фрунзе, Ворошилов, Буденный и ряд других.

В третьих, после смерти Ленина он стал личным непримиримым и активным врагом «вождя всех трудящихся» Иосифа Сталина в борьбе за абсолютную власть в партии и стране. Как известно, в этой бескомпромиссной борьбе Лейба-Аарон потерпел сокрушительное поражение от хитрого кремлевского горца. Троцкий был выслан из страны, а спустя десяток лет убит в Мексике ударом ледоруба в затылок. Завербованный НКВД, его убийца Меркадер получил звание Героя Советского Союза – в подобных случаях Сталин не скупился.

Естественно, о Льве Давидовиче Троцком и связанных с ним государственных тайнах Страны Советов никто не стал бы распространяться. Поэтому отыскать сведения о любовницах Льва Давидовича – мы станем называть его этим, более привычным для читателя именем-псевдонимом, скрывающим его истинное происхождение, – оказалось весьма непросто. А между тем, как отмечали многие его современники, Троцкий весьма интересовался прекрасной половиной рода человеческого и очень охотно пускался во всевозможные авантюрные любовные интриги…

Амурные приключения в стране Советов

Необходимо сразу оговориться: еще до октябрьского переворота Троцкий достаточно долгое время провел в эмиграции за границей, где проживал со своей женой Натальей Седовой и сыном, что, впрочем, по воспоминаниям людей, близко знавших его в тот период, нисколько не мешало ему «не пропускать ни одной приличной юбки».

– Неприличными он тоже не брезгует, – якобы однажды презрительно отозвался о Льве Давидовиче эстетствовавший Луначарский, отлично знавший подноготную практически всей дореволюционной эмиграции.

Причем эмиграции не только большевистской, но и других партий. Позднее именно к нему не раз обращались за консультациями сотрудники советской разведки и контрразведки, осуществлявшие по указанию вождя разработку эмигрировавших из страны бывших активных участников «непримиримой борьбы с самодержавием», занявших позицию, диаметрально противоположную политической линии, проводимой большевиками и их лидерами.

О периоде нахождения в эмиграции и разных интимных связях Троцкого во время его проживания хотя бы в Соединенных Штатах Америки – он жил в одном из пригородов Нью-Йорка, откуда и отправился «делать в России революцию», – найти какие-либо достоверные материалы, к сожалению, оказалось делом невозможным. По отрывочным воспоминаниям, Троцкий охотно заводил любовные интрижки, пользовался услугами проституток, но знаменитых любовниц у него тогда не имелось: положение эмигранта не позволяло.

Да и кто такой был Лев Давидович? Витийствовал за кружкой пива среди таких же евреев-эмигрантов и прочей публики, и не более того. Но говорить он умел: зажигательно, страстно, убежденно, на любую тему. А женщины, как известно, любят ушами. Позднее Троцкий в искусстве соблазнения немало пользовался своим умением красиво, много и убежденно говорить.

Возможность удовлетворять свою пламенную страсть к обладанию красивыми женщинами Лев Давидович получил после октябрьского переворота, заняв видное положение в новом советском правительстве. Он перемещался по железным дорогам страны в роскошном, бывшем царском – или кого-то из великих князей? – очень дорогом салон-вагоне, отделанном драгоценными породами дерева, бархатом и венецианскими зеркалами. На столе у наркомвоенмора всегда стояли изысканные вина и деликатесы. И это в голодный период, когда вся страна получала пайки воблой. Но Троцкий угощал понравившихся ему дам тонкими винами из бывших царских погребов и предлагал закусить бананами или ананасом.

Это не могло не производить ошеломляющего впечатления, тем более в нищей и голодной воюющей стране. По воспоминаниям ряда сотрудников, работавших тогда в поезде наркомвоенмора и просто чудом уцелевших при массовых репрессиях тридцатых годов, Лев Давидович любил часто менять «пиш-барышень», с которыми нередко запирался в своем салоне и работал до утра.

– У него состоял целый штат русских женщин, больше похожий на гарем, – говорил один из его бывших сотрудников.

В 1918 г., летом, у Троцкого возник роман со знаменитой Ларисой Рейснер, пописывавшей стихи. Она даже специально приехала к нему на Восточный фронт, под Свияжск.

Любопытно отметить, что в период Первой мировой войны, когда эмигрант Троцкий витийствовал в пивных Америки, роковой женщиной Рейснер увлекался изумительный и талантливейший русский поэт, герой войны, георгиевский кавалер, разведчик Генерального штаба, боевой офицер Николай Степанович Гумилев. Он писал ей прочувствованные письма, надеялся на взаимность – вполне возможно, она и была?

По крайней мере, многие авторы мемуаров, посвященных Гумилеву и его жене Анне Ахматовой (Горенко), выдвигают версию, что именно сильное увлечение Гумилева ветреной Рейснер если не послужило причиной, то, по крайней мере, ускорило разрыв между ним и Ахматовой.

Странные вещи иногда выкидывает история: спустя несколько лет счастливым соперником Гумилева оказался… Лев Троцкий. А великого русского поэта большевики расстреляли как участника заговора. Впрочем, никого из участников тех давних событий давно не осталось в живых – вскоре смерть настигла и саму Рейснер. Но в любом случае эта женщина была сильным увлечением Троцкого.

После Рейснер у Льва Давидовича довольно часто случались и другие увлечения, однако с не столь знаменитыми дамами, пока в 1920 г. в Советскую Россию из Великобритании специально не прибыла скульптор Клер Шеридан.

– Я хочу вылепить бюсты героев Октября, – заявила она Анатолию Васильевичу Луначарскому.

Тогда многие на Западе просто болезненно увлекались происходящими в России событиями и четко себе не представляли, что на самом деле происходит в огромной, разоренной войной и загадочной стране. Поэтому относились к коммунистическим деятелям разного толка почти как к знаменитым персонажам Великой Французской революции.

Увидев англичанку, Троцкий сразу же загорелся и настоял, чтобы первым она начала лепить его. Он обхаживал ее как мог и, как отмечают очевидцы событий, наконец добился успеха: их отношения вскоре стали интимными, чем Лев Давидович немало гордился.

– Он всегда был фанфароном, – как-то с презрением бросил о нем Сталин, любивший скрывать и свои мысли, и действия. – Петух!

Уничтожающая характеристика. Но не стоит забывать: она прозвучала из уст злейшего врага. Правда, умного, хитрого и могущественного. И недаром на Востоке говорят: бойся, когда враг тебя хвалит. Немало иных людей были просто в восторге от Льва Давидовича. В том числе женщины. Однако в период дальнейшего его пребывания в Советском Союзе и до высылки в Турцию более никаких знаменитых любовных связей не отмечается.

Правда, это совершенно не означает, что Лев Давидович не имел любовниц. Несомненно, среди женщин, с которыми он сожительствовал, были и опытные агенты ВЧК – ОГПУ – НКВД, но известных не нашлось…


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 12 форматов)
<< 1 2 3 4 5 6