<< 1 ... 5 6 7 8 9 10 11 12 13 ... 15 >>

Алексей Васильевич Шишов
Белые командиры Гражданской войны


«24 марта 1923 г. Бейрут

Ваше превосходительство!

Обращаюсь к вам с покорнейшей просьбой.

Если у Вас имеются сведения о генерал-лейтенанте Фицхелаурове (последнее время в Галлиполи командир сводного донского казачьего полка), полковнике Калинине и войсковом старшине Страхове (последнее время в Галлиполи офицеры сводного донского казачьего полка), покорнейше прошу сообщить мне с их адресами.

До 5 августа 1922 г. все они были в Галлиполи в сводном донском казачьем полку, из которого я выбыл того же 5 августа. Позже сведений о них не имел. Много раз писал, но ни оттуда о них сведений получить не мог.

Я живу в Сирии, где живут еще, как мне известно, 5–6 донцов. Три, в том числе и я, служим у французов – два маганизерами, и один механиком, остальные с полковником П… на Евфрате ловят рыбу.

Всего русских в Сирии человек 200.

В общем, живут – ничего.

Относительно прилично устроены те, кто работает у французов – полуинтеллигентый труд и оплачивается выше, чем у частных предпринимателей.

Страшно тяготит полнейшая неизвестность о положении дел на Дону и среди донцов за границей. Мы трое живем вместе и никто из нас пока с Доном не списался. Да и что узнаешь оттуда? О нищите, только!

Покорнейше просим Вас, хотя бы вкратце, информировать нас о жизни донцов, как там на далеком тихом Дону, так и здесь на чужбине.

Какие перспективы? Настроение?

Мы с горечью слышим, что многие тянуться домой. Что с ними?

Войсковой старшина Коржев

(казак станицы Чертковской)

Мой адрес…»

Атаман Донского казачьего войска в эмиграции, бывший генерал-лейтенант русской армии А. П. Богаевский, спустя много лет после окончания Гражданской войны в России, сказал слова, которые стали для покинутого им Отечества пророческими:

«…Какова бы ни была будущая власть на Руси, Казачьи войска будут существовать.

Здравый смысл подсказывает, что государству нужно здоровое, бодрое, привыкшее к порядку население.

Казачество подчинится всякой власти, которая даст порядок и возможность спокойно трудиться».

Врангель Петр Николаевич

Создатель РОВС из белой Русской армии в эмиграции

Будущий «черный барон» Гражданской войны в России родился в 1878 году в городе Ново-Александровске Ковенской губернии (ныне Литва). Происходил из древнего остзейского рода, который вел свою родословную с XIII века. Врангели владели поместьями в Лифляндии и Эстляндии, баронское достоинство получили в 1653 году. Они служили Ливонскому ордену, монархам Швеции, прусскому королю Фридриху II в войнах против Наполеона.

Подсчитано, что в шведской армии Карла XII служило 79 баронов Врангелей, 13 из них было убито в битве под Полтавой, семеро умерло в русском плену. После Северной войны, когда Лифляндия и Эстляндия отошли к России, Врангели стали служить новому Отечеству. На русской военной службе в генеральских и адмиральских чинах (один был генерал-фельдмаршалом прусской короны) числилось двадцать Врангелей, в том числе один граф и пятнадцать баронов, два полных адмирала.

Отец П. Н. Врангеля, отказавшись от военной карьеры, стал директором страхового общества «Эквитэбль» в Ростове-на-Дону. Петр Врангель закончил там Ростовское реальное училище, после чего поступил в столичный Горный институт и вышел из его стен в 1900 году с дипломом горного инженера. В Санкт-Петербурге барон был принят в высшем свете.

После окончания института он отбывал воинскую повинность вольноопределяющимся 1-го разряда в лейб-гвардии Конном полку. В 1902 году выдержал испытание на чин корнета и был записан в запас кавалерии гвардии. Непродолжительное время офицер-запасник служил в Иркутске чиновником для особых поручений при местном генерал-губернаторе.

Судьбу Врангеля изменила начавшаяся Японская война: он добровольцем отправляется в действующую армию. Воюет в отряде генерала Ренненкампфа, в Отдельном дивизионе разведчиков. Сумел проявить лучшие черты кавалерийского офицера, личную храбрость и решительность. Был награжден двумя боевыми орденами и досрочным присвоением звания подъесаула Забайкальского казачьего войска.

В мае 1907 года Петр Врангель возвращается в ряды лейб-гвардии Конного полка в чине поручика и поступает в Академию Генерального штаба, которую успешно окончил в 1909 году. В следующем году оканчивает еще Офицерскую кавалерийскую школу. Вскоре после возвращения в родной полк становится командиром «шефского» эскадрона Его Величества.

Карьера военного человека, принятого в высшем обществе, складывалась удачно. Став ротмистром, он создает семью, женившись на фрейлине императрицы дочери камергера Высочайшего двора Ольге Иваненко. Врангель, как семьянин, был счастлив, у супругов на свет появились две дочери и два сына (младший родился уже в эмиграции).

С началом Первой мировой войны гвардия отбывает на фронт. В первом же бою 1-й гвардейской кавалерийской дивизии эскадронный командир совершает подвиг. 6 августа 1914 года его конногвардейцы в конном строю берут позицию германской артиллерийской батареи. Все офицеры эскадрона убиты, есть потери среди нижних чинов, а ротмистр Врангель цел и невредим.

За лихую атаку у деревни Каушен в Восточной Пруссии и выигранный бой Петр Врангель высочайшим приказом награждается орденом Святого Георгия 4-й степени. В декабре первого военного года производится в полковники (чина подполковника в кавалерии гвардии не было) и жалуется во флигель-адъютанты свиты Его Величества. В июне 1915 года за отличия в рядах лейб-гвардии Конного полка получает Георгиевское оружие.

В октябре 1915 года полковник П. Н. Врангель получает в командование 1-й Нерчинский полк Забайкальского казачьего войска, входивший в состав Уссурийской казачьей дивизии. С ним в полку служили два человека, имена которых получили в годы Гражданской войны известность на Дальнем Востоке – будущий атаман Семенов и барон Унгерн фон Штернберг.

За блестящую атаку 22 августа 1916 года в Лесистых Карпатах полк Врангеля получает высокую награду в русской армии – его шефом становится наследник цесаревич Алексей Романов. Полковой командир был ранен и отправлен на лечение в Петроград. Там он, как флигель-адъютант, на некоторое время был назначен дежурным офицером при императоре, получив право обедать с царской семьей.

В декабре 1916 года Врангель назначается командиром бригады Уссурийской дивизии, которой командовал генерал А. М. Крымов. В январе 17-го, в 39 лет, «за боевые отличия» производится в генерал-майоры. Вскоре дивизия была переброшена на Румынский фронт, в Бессарабию. Врангель становится ее начальником. Там генерал-монархист встретил известие об отречении императора Николая II от престола.

Барон Врангель не скрывал своих монархических взглядов. Поскольку он не соответствовал «духу времени», ему пришлось в апреле 17-го года покинуть пост начальника Уссурийской казачьей дивизии. Но уже в июле его назначают командиром Сводного кавалерийского корпуса в составе 7-й кавалерийской и 3-й Кавказской дивизий. Во время летнего отступления 7-й и 8-й армий Юго-Западного фронта корпус, действуя на их стыке, удачно провел жестокие арьергардные бои на реке Збруч, десять дней «держа» фронт. Как писал сам П. Н. Врангель, в той ситуации ему удалось «достичь психологического единства» с подчиненными ему войсками.

За бои на Збруче генерал-майор Врангель «постановлением наградных Дум сводного конного корпуса» награждается солдатским Георгиевским крестом 4-й степени. Награждения офицеров и военачальников солдатскими «Егориями» было введено Временным правительством в порядке «Демократизации армии». О такой боевой награде Врангель в своих мемуарах по неизвестной причине не упоминает.

В августе 17-го Врангель получил приказ Верховного главнокомандующего генерала от инфантерии А. Г. Корнилова выслать в распоряжение командующего 3-м конным корпусом генерала Крымова из состава 3-й Кавказской дивизии Осетинский и Дагестанский конные полки. Но выполнить этот приказ Врангелю не удалось, поскольку «корниловский мятеж» был уже подавлен.

Чистка армейских рядов от корниловцев, устроенная Временным правительством, не коснулась барона Врангеля. Более того, он получил приказ А. Ф. Керенского принять командование над стоявшим под Петроградом 3-м конным корпусом, то есть заменить Крымова. Когда Врангель прибыл на новое место службы, то оказалось, что место покончившего с собой Крымова уже занял генерал П. Н. Краснов.

Врангель остался без места. Октябрь он встретил в могилевской Ставке, куда был вызван в ожидании нового назначения. Генерал уезжает в Крым, где находилась его семья. Жить пришлось на доходы от имения родителей его жены. Участия в организации Белого движения Врангель, как то ни странно, не принимал.

В Крыму барон пережил три власти – «Крымское татарское национальное правительство», «Таврическую советскую республику» и германскую оккупацию. Первая предложила ему возглавить войска Крыма, но он отказался. Вторая посадила генерала в плавучую тюрьму на борту миноносца, из которой его выручила жена, добровольно пошедшая за ним, хотя в ту ночь в Ялте было расстреляно больше ста человек. Семье Врангелей пришлось укрыться в горных татарских селениях.

В апреле 1918 года Крым оккупировали германские войска. О их приходе П. Н. Врангель вспоминал так: «Я испытывал странное, какое-то смешанное чувство. Радость освобождения от унизительной власти хама и большое чувство обиды национальной гордости».

Когда в Киеве к власти пришел сослуживец барона по лейб-гвардии Конному полку гетман Скоропадский и возникла Украинская Держава, Врангель навестил его. Гетман предложил Врангелю стать при нем начальником штаба. Тот взял время на обдумывание. Во время очередного визита в Киев состоялась встреча с генералом А. М. Драгомировым, служившим в деникинской Добровольческой армии. Он и пригласил «остававшегося не у дел» боевого кавалерийского генерала в Екатеринодар.

Врангель прибыл туда с семьей, найдя в Екатеринодаре много знакомых офицеров. Командующий Добровольческой армией генерал-лейтенант А. И. Деникин предложил ему временное командование 1-й конной дивизией. Ее начальник Е. Г. Эрдели находился в служебной командировке в Грузии. Барон П. Н. Врангель отправился к первому своему месту службы в белой армии в станицу Темиргоевскую, где размещался дивизионный штаб. 31 августа 1918 года он принял командование дивизией.

1-я конная дивизия (на то время в Добровольческой армии их было три) действовала на Майкопском направлении. В ее состав входили 1-й Уманский, 1-й Запорожский, 1-й Ектеринодарский и 1-й Линейный полки из кубанских казаков войсковых Ейского, Екатеринодарского и Лабинского отделов, Корниловский конный полк, состоявший из казаков, участников 1-го Кубанского («Ледяного») похода, Черкесского конного полка, пластунского батальона и трех артиллерийских батарей. В дивизии почти полностью отсутствовали средства связи, санитарная часть. Патроны и снаряды большей частью добывались в боях у красных как трофеи или изредка поступали с Дона от атамана Краснова.

Впоследствии мемуарист-белоэмигрант П. Н. Врангель так оценил состояние вверенной ему дивизии белой конницы: «Казаки каждый в отдельности дрались хорошо, но общее обучение и командование хромали». Противник же, по его мнению, дрался упорно, но общее управление красными войсками было из рук вон плохо.

Врангель попытался продемонстрировать свое умение командовать кавалерией. Под Армавиром он лично повел полки в лихую атаку в конном строю, но белоказаки, попав под жестокий огонь, за ним не пошли и отступили. 1-ю конную дивизию на позиции сменила пехотная дивизия генерала Дроздовского, но и ей фронтальная атака не удалась. Врангель собрал свою конницу в кулак и обошел красных с фланга, но те, отразив дроздовцев, зашли ему в тыл. Положение спасла соседняя дивизия генерала Покровского, после ее удара красные отступили.

В эмиграции Врангель вспоминал о тех тяжелых боях под Армавиром: «Редко мне за продолжительную службу пришлось бывать под таким огнем. Части за мной не пошли. Значит, они еще не были в руках, отсутствовала еще и та необходимая духовная спайка между начальником и подчиненными, без которой не может быть успеха…»

Армавирские бои стали переломными для белых в борьбе за Кубань, за Северный Кавказ. Врангель, как военачальник, понял суть еще не достигшей своего пика Гражданской войны на Юге России. Он писал: «С этого дня война переносилась в поле, где на первый план выдвигается не численность, а искусство маневра. С этого дня начинается победоносное наступление наше, закончившееся полным поражением противника и очищением всего Северного Кавказа».

В боях на реке Уруп 1-я конная дивизия взяла три тысячи пленных и богатые трофеи. Врангель приказал весь командный состав до отделенных командиров расстрелять, а остальным пленным тут же выдали оружие и поставили в ряды дивизионного пластунского батальона. Вскоре он был развернут в стрелковый полк, который прошел с белыми до Царицына.

Успешно закончились для белых бои за город Армавир. Потом Врангель и его казачья конница отличились в 28-дневном сражении за Ставрополь. 6 ноября генерал-майор барон П. Н. Врангель назначается командиром 1-го конного корпуса, в состав которого вошли его дивизия и 2-я Кубанская дивизия полковника Улагая. Началось преследование разбитых на Северном Кавказе частей Красной Армии в холодных ставропольских и ногайских степях.
<< 1 ... 5 6 7 8 9 10 11 12 13 ... 15 >>